Автор Морозов Иван Игоревич   
23.07.2004 г.
Автор - Морозов Иван Игоревич

Поход Сильных и Смелых

Захотела ворона море перелететь с лебедями. Ее предупредили, что лететь 3 дня и она не долетит, но она настаивала, аргументируя тем, что она птица сильная и смелая. Полетели. Летят один день. Тяжело. Второй день, очень тяжело. Ворона себя подбадривает  - "Я же сильная и смелая". Третий день. Сил лететь нет, но жить хочется. Из последних сил ворона долетела до берега и воткнулась головой  в песок. Лебеди подлетели и говорят - "Да ворона, ты птица сильная и смелая". Ворона  выплевывая песок  добавила - "Но на голову больная!!!!".(Анекдот рассказан при присоединении к группе уфимцев как предупреждение)

Дневник похода по Хара-Мурину в июле - августе 2004 года.

 

Начало похода    23 июля 2004 Луганск

Окончание похода 16 августа 2004 Луганск

УчастникиМорозов Игорь Юрьевич 40 летКапитан третьего катамарана, матрос левого баллона, завхоз, казначей,повар, реммастер, фотограф, лоцман, проводник.

Морозов Иван Игоревич 19 летМатрос правого баллона, костровой, кухонный рабочий,

Катамаран "Снегирь"Перевозчик первых двух участников на воде и основной груз на пешеходке.  

Группа туристов из Киева(8 человек).

Группа туристов из Уфы "Аллигатор" (от Алик - гад).(9 человек)

23 июля.

Иван

 Таможню проходили в Чертково. Бред. Никто ничего не знает. Решили обратно возвращаться так, чтобы таможню проходить в поезде. Отмазка от регистрации - маршрутная книжка.

Игорь. За последний месяц я уже второй раз стартую на Чертково рано утром на "Славуте". На Грушинский я ехал с Виктором и Лешей, а в поход с Иваном (что естественно) и  Валиком за рулем. Рюкзаки засунули в бедную машину. Мой поместился в багажнике, а Иван обнимал свой на заднем сиденье - ЗАЗ не думает, что на его продукции можно перевозить по 2 водных рюкзака с веслами. Хорошо, что хоть они влезли, а не торчали из окон машины. Был запланирован кормовой шоппинг  в Макарово. В качестве силоса в поезд было решено взять помидоры, а на рынке около трассы они самые свежие и дешевые. Иван настаивал на 2 кг, но я решил на себе не экономить и разорился на 3 кг(все равно их не нести). Как оказалось, я угадал - последний помидор съели в Слюдянке с омулем. Из последнего оплота фирмы, "Славуты", Валентин нас высадил в 20 метрах от таможни и нас осталось двое. Наши таможенники посмотрели на ! идиотов с веслами в степях Украины и пропустили относительно быстро - минут за 10. Проверяли паспорта - можно ли нас выпускать. На вопросы типа "Куда направляетесь?" отвечали относительно честно - "На Байкал". Вряд ли более точные ориентиры знает украинская таможня. Через 300 метров дошли до российской таможни. Началась канитель с заполнением миграционной карты. Почерк мой с каждым годом становится все более иерографическим, так что заполнял я долго. После заполнения  были допущены к телу российской таможни. Мы не заполнили место пребывания, за что были подвергнуты выслушиванию списка наших обязанностей на территории России. Время у нас было и я завязал разговор по поводу бурундуков и медведей, которые должны меня регистрировать на Хамар-Дабане. Сначала меня просто пытались построить и испугать, но потом запустили в будку и я имел беседу с капитаном, от которого я узнал, что он ничего не знает. Я не стал ! доставать свои бумаги, выкачанные из Интернета - пригодятс! я на обр атном пути. На душе стало тоскливо - эти бравые ребята, как все, кто сомневается в необходимости своей работы, могут отработать с нашей помощью учения - "Задержание нарушителя государственной границы". Но до проблемы с российской таможней нам надо решить еще несколько проблем на Хамар-Дабане и вообще до возвращения еще 3-4 недели. Полегчало. Распрощались с таможней. До станции минут 20 пешки. Легкая репетиция 100 километровой заброски. Пришли на станцию и с удовольствием бросили рюкзаки на перроне около вокзала. Как и на порогах, Иван около катамарана, а я пошел на разведку. Разведывать особенно нечего, я здесь был 3 недели назад. Стоит более важная задача - избавиться от кучи металлических гривен. Переход государственной границы без рюкзака не представляет никакой сложности - бегал я раз 10. Купил 2 фляги "Ильенской" (одна из них прошла с нами весь маршрут и я ее торжественно спалил на берегу Байкала) и буханк! у местного хлеба.  В положенное время, вместо поезда мы получили информацию, что он задерживается на час. Могло быть и хуже, и в качестве моральной компенсации, я пошел купил опять-таки на территории Украины мороженое, которое и сократило нам время ожидания. Подходили менты, мирно интересовались - "Куда это мы?". Отвечаем вежливо. Наш вид в черных комбинезонах  вызывает у них удивление - Где автоматы? Следующий раз пойду в зеленой бандане. Дождались поезда и быстро и без проблем сели. Поезд Воркутинский и проводницы и не такое видели. У нас 2 верхних места в соседних купе, но в моем первом купе вообще никого нет, но есть открытое окно. Забрасываем рюкзаки на третьи полки и долго (2-3 сек) уговариваем себя перекусить, то есть пообедать, в столь комфортных условия. Меню широко известно в узких кругах, но с украинским колоритом. Вместо "Доширака" - харьковская "Любаша". Аналог близкий, сои меньше, н! о за то комплектуется ложкой. Вместо бурятской тушенки - п! аштет "М осковский" сделанный в Одессе. Все это комплектуется коммунистический количеством помидоров и хлебом. На закуску чай с лимоном, сгущенка и печенье лечебное (по количеству - 3 таблетки-штуки). Полегчало после обеда. Забрались на вторые полки и с наслаждением начали читать АВС. В дорогу набрали 2 тома Стругацких. Сейчас перечитываем по первому разу, кайф. В Лисках в мое купе села семья и выгнала Ивана в соседнее купе, где он и перешел к общению с Морфеем. Все хорошо, но в 4 утра выходить в Пензу и знакомиться с пензенцами. Главное - узнать как они себя называют (пензяне, пензенцы, пензюки и т.д.). Сон.

24 июля

Иван

Основное событие поездки туда - мало ели и много читали,Впрочем, в Пензе, прочитав взятых Стругацких, пришлось перейти и на материальную пищу, периодически отказываясь от духовной... Пенза - очень зеленый и чистый город. Мы оказались там в 4 утра и мгновенно стали свидетелями исконно русского события - мордобоя. Проспав и прочитав на вокзале до 12 часов, решили найти сердце города - рынок. Задача оказалась не из легких. Как следствие - перебрав все возможные варианты головой - решили включить спинной мозг, который и указал нам единственно верный путь к. Рынок поразил обилием соленых огурцов и тряпок. Взяв молоко с плюшками, пошли на бульвар. Молоко оказалось НЕ молоком, а плохим кефиром, что понизило радость от увиденного в Пензе. Еще поразил обычай пропускать пешеходов водителями. Крайне приятный. Также в Пензе был посещен рынок дисков, рынок  школьных принадлежностей пополам с тряпками и разнообразные бульвары. Очень зеленый город. Но, отсидев положенные 12 часов, мы заметили, что поезд Пенза-Владивосток подан, а следовательно ничего не мешает нам в него загрузиться.

Игорь.

 Все началось гораздо раньше. Как это принято в РЖД нас подняли на 1.5 часа до приезда в Пензу. Мелочь, а неприятно. Досталось Ивану, который взял не на тот поезд. (Был поезд с более поздним приходом). Здравствуй Пенза. Хорошо, что нас никто не встречает, я имею в виду милицию. Заползли в вокзал и сразу потащили рюкзаки в камеру хранения. Сидеть здесь нам до 5 вечера, а быть привязанным к 80 кг груза не хочется. После Грушинских заработков можно позволить себе расслабиться по сравнению с прошлым годом. Оставив у себя Стругацких и весла с помидорами (Стругацкие для души, весла для кошелька и ментов, помидоры для желудка). Сидим на пустом вокзале. Прогуливаясь по привокзальной площади, наблюдаем исконно русское развлечение - менты пинками и мордобоем гоняют какого-то бомжа. Я думаю, что на обратном пути мы от бомжей будем не сильно отличаться. Сидим, читаем, засыпаем. Я не мучаясь завалился на, как это принято, крайне неудобные лавки и задремал. Иван спал сидя. В 6 часов меня подняла родная милиция. Довольно вежливо попросили не спать. Начал ходить, сидеть, читать и т.д. То есть убивать время. Часов в 9 решили, что пора и порепетировать облегченный вариант пешки. Народу на вокзале уже полно, и становится душновато в этом аквариуме. Цель  - рынок. При наличии времени решили не спрашивать туземцев, а положиться на спинной мозг - он-то должен вывести. Вывел, но попутно нам был организован круговой маршрут по всей Пензе. Город и правда довольно приятный. Зеленый, довольно чистый с большим пешеходным центром. Прогулка до рынка заняла у нас часа полтора. Почему-то на центральной площади огромный полу школьный базар с фантастически дешевым туалетом, которым мы и воспользовались. По рынку ходили с нормальным чувством голода. Иван выбрал какие-то пряники, а молоко взяли в ближайшем минисупермикромаркете. Накололи. Иван! у досталось нормальное молоко, а я травился прокисшим. Поз! ор Лиано зовскому заводу. Молоко пили на бульваре в тени, наблюдая за проходящими пензенчанами и пензенчанками. Докупив довольно несъедобного хлеба, возвращаемся на вокзал. По прямой до него минут 10. Продолжаются вокзальные посиделки. Сэкономил кучу рублей закупив воды в поезд в 100 метрах от вокзала, на вокзале почти в 2 раза дороже. На прощанье купил мороженое и местную "Комсомольскую правду". Наконец-то узнал, что название местных жителей - пензенчане. Вокзал забит народом на 2 поезда, включая наш. Сначала свалила толпа на Анапу, а через полчаса объявили посадку и на восток. Толпа желающих ехать к Тихому океану была не меньше. Забрали рюкзаки и пошли расталкивать народ. Посадка прошла нормально, Иван почти не рихтовал вагон рюкзаком. У нас 2 нижних места в одном купе. Едем как короли, правда потные - окно не открывается - аварийный выход. С нами женщина на верхней полке с сыном, у которого вообще боковое ме! сто в другом конце вагона. Я посмотрел на это безобразие и уступил ей свое место. Вверху лежать приятнее.  Надежда поездить втроем в купе кончилась через 40 минут - в Чаадаевке подсел мужик, ехавший на вахту в Хабаровскую область. Провожали его видно всем поселком, но он спокойно и тихо разложился наверху и захрапел, благоухая разными продуктами переработки самогона. В таком узком кругу нам ехать больше трех дней. Сильно сдвинули обед, но пропустить его ни-ни. Меню старое. Жара аппетит не портит. Иван начинает медленно увеличивать ежедневную порцию помидоров. Сон.

25 июля. Утром проснулись перед Уфой. Не знали мы тогда, что с жителями этого города нам еще общаться и общаться. Немного от заграницы - объявления на вокзале на двух языках, да и слово Уфа на башкирском выглядит очень необычно.  Едем по Южному Уралу. Днем проезжали Усть-Катав. Поразила вокзальная торговля. Много ерунды, но шкатулки из змеевика и вообще изделия из камня довольно интересные. Цены приемлемые. Если получится - на обратной дороге купим на сувениры. Основной товар - довольно аляповатые картины из каменной крошки на деревянных срезах. Народ набрал такого добра на подарки десятками.  За окном горы - перед окном обед. Меню то же. Объявил коммунизм на печенье, можно будет докупить в дороге.  Меняемся с Иваном Стругацкими, общаемся с попутчиками. Дорога. Начинаю читать лоции. Раньше только просматривал. Становится все более тоскливо. После прошлогодних килей идти вдвоем уча! стки с 12 порогами на 5 километрах не хочется. Начинаю перебирать варианты. Еды на 20 дней плюс 2 дня резерва (по 400 грамм). Чтобы не гнать на Хара-Мурине, решаю махнуть рукой на Утулик. Лучше иметь запас времени на Верхнее ущелье и сплав по Мурину. Потом родилась идея присоединиться к киевлянам. Иван вел с ними переговоры перед выездом. Они идут чистый Мурин. Начинают в один день с нами. Мы прервали переговоры о совместном прохождении из-за Утулика, но теперь наверно придется их продолжить в Слюдянке.От такого решения на душе у Ивана становится явно легче.

 

26 июля.

 Все то же, но в Новосибирске сбегал на привокзальную площадь. Докупил пряников и себе лекарство для ног. Успел перекинуться парой слов с толпой водников - Шавла. Удачи им. В дороге много общался с одним из проводником. Парень пашет на совесть. Убирает он вагон,  по-моему, раза 4 в день.  Перед пересечением казахской границы он собрал паспорта и сам заполнил общую декларацию на весь вагон. Попытки его прочитать наши паспорта по-украински были безуспешны. Я показал ему миграционные карты заполненные по-русски. Полегчало. Обе границы проехали ночью, нас даже не разбудили. Всю дорогу я пытался уснуть пораньше. Разница во времени между Луганском и Слюдянкой 6 часов. Будет тяжело уснуть в первые дни, но в поезде ничего не получилось. Народ шлялся и шумел да 11-12 по Москве. А я сразу перевел часы на 6 часов вперед и с отвращением увидел, что в 3-4 часа утра (по байкальскому времени) я еще не с! плю. Ивана это то же частично касалось. За день полностью склонился к решению присоединяться к киевлянам.

27 июля.

 Как всегда любовались Енисеем.  Поездной харч заканчивается. Пора показаться на горизонте Слюдянке.

28 июля.

Иван

 По прибытии в Слюдянку, подождав киевлян, поев омуля, пообщавшись с народом (идущим на Барбитай), побегав в КСС и обратно обоими нами, проехали до 1-го брода, и водитель сказал, что дальше - "хрен вам". Обругав водителя и взяв у Киевлян шкуру от очень патриотичной четверки, двинулись в путь. Перед вторым бродом народ решил переобуться. Подождав их, ломим дальше. Прошли знакомую по "Снежной" стоянку. Уже ближе к вечеру закончилась автодорога, и потопали по нормально тропе, с удивлением, через некоторое время, выйдя на кордон, где нас пытались угостить кофе, пивом, и т.д. Но времени нет. Идем дальше. Встали на стоянку перед каким-то ручьем, слева от тропы. День был солнечный и теплый. На стоянке вяло поставили лагерь и сделали харч. Киевляне после еды начали петь Кукина, а я пошел спать.

Игорь

 Первый этап похода закончился. Прощаемся с проводниками. Наши места тут же заняли люди с боковых полок. Слюдянка встретила нас омулем и водилами. Стабильность - это хорошо. Погода нормальная. Кидаем рюкзаки на перрон. Времени вагон. Еще в Пензе я выяснил в справочном, что киевляне, скорее всего, приедут около 2 часов.  Здесь эта информация подтвердилась. Ждать нам 8 часов. В программе - общение с КСС и естественно омуль. Решили начать со второго. В КСС идти еще явно рано. С ужасом выяснили, что за год омуль подорожал в 2 раза - 20-25 рублей. Решаем подождать. В прошлом году я брал по 10-15 рублей. Через полчаса Иван уболтал на 15 рублей. Третий год убеждаемся, что ничего особенного в омуле горячего копчения нет, но традиция должна соблюдаться. Доедаем пензенский хлеб и помидоры. С нами пытается знакомиться сильно поддатый бурят. Послать не послали, но больше он к нам не подходил. Пор! а топать в КСС. До него минут 15 хода. От моста уже видно их двор. Зашел. Толпится народ. Такие же туристы, как и мы. У меня маршрутка на 2 к.с. по Иркуту на 4 человека. Но, выяснив, что представителей власти, которую придется обманывать, здесь нет, рассказал народу,  куда мы идем. Группа из Кургана идет на Снежную, и еще несколько человек с парусом по Байкалу. Курганцы ищут машину на заброску до 9 брода. Воды в Слюдянке гораздо больше, чем в прошлом году. Становится тоскливо - что же вверху?С машиной у Курганцев проблемы. Ищут второй день, но вроде договорились. На 8 человек по 120 рублей. По-моему нормально. Пообщался. Вроде и маршрутку надо отметить. Зашел в домик и за пару минут без проблем получил печать и стал на учет. Желаю всем удачи на маршруте и возвращаюсь на вокзал через город. Заодно разведал дорогу вверх по Слюдянке.  Иван сидит и звереет от вида вокзала и поездов в течении 4 часов. Отправля! ю его в город на разведку и сажусь сам.  Тепло, споко! йно. Пое зда опаздывают стабильно на час. Пришел Улан-Батор - Москва. Наблюдал поездную торговлю - в окна вывешиваются шмотки в огромном количестве. За несколько минут пол-Слюдянки отоварился китайским ширпотребом. И снова тихо. Вернулся Иван. Начинаем ждать киевлян. Их поезд, как это принято, тоже опаздывает на час. Тоскливо, хотя я понимаю, что это последние минуты спокойной жизни, когда у тебя ничего не болит и по тебе никто не ползает и не кусает. Дождались. Начинаю бегать вдоль поезда. Туристов полно. В темпе помог москвичам выгрузиться и побежал в сторону купейных вагонов. Идет толпа с веслами. "Из Киева?" - "Из Киева". Встретились. Скороговоркой  объясняю, что с ними были переговоры, и можно ли с ними идти? Народ вроде не возражает. Возвращаюсь к Ивану с успокоительными вестями. Хватаем рюкзаки и вливаемся.  Народ молодой. Запомнить всех некогда - надо сваливать из этого гостеприимного города. ! Иван побежал в КСС узнавать - может курганцы еще не уехали, а я остался решать вопросы с отъездом. Быстро выясняю, что у ребят билеты на 12 из Иркутска на самолет (живут же люди) и они точно 11 вечером будут в Слюдянке. Бегу в кассу брать билеты нам на Харьковский поезд на 11 августа. Через 10 минут выясняется, что билеты есть только купейные, а плацкарт будет только за сутки. Сервис МПСа только радует - им деньги дают, а они не берут. Ладно, сейчас и других проблем достаточно. За это время ребята нашли машину вверх по Слюдянке. По 80 рублей с носа. Очень нормально. Грузимся, но Ивана нет. Через 30 секунд после окончания погрузки я на нервах побежал в сторону КСС. Добежал до моста - ни машины, ни Ивана. Бегу обратно. Бегу в прямом смысле этого слова - нехорошо задерживать ребят и машину. Жарко, да и мне уже не 20 лет для забегов. Тяжеловато. Прибегаю - Иван и все компания ждет меня. Разбираться некогда. Прыгаю! в кузов, и стартуем. Ехать рядом с рюкзаками, которы! е дальше поедут на тебе психологически очень приятно. Однако минут через 15 машина стала, только выехав из города. Водила сказал, что дальше он не повезет. Киевского адмирала жестоко кинули. Роман не знал, что дорога идет до 9 брода, а водила заявил, что в Слюдянке большая вода и машина не пройдет. Жаль, что не я договаривался. Иначе водила бы у меня доехал до метеостанции. Кидала чертов. Только расслабился, надеясь через час быть на средине пути до метеостанции. Как потом я выяснил, курганцы не зря искали машину день. Их довезли до конца автомобильной дороги. Ладно, это не самое страшное в походе.  Рюкзаки на земле. Машина уехала. Получаю крайне вежливый втык от адмирала, за разбегание в Слюдянке. Справедливо, но не страшно. Народ начинает паковаться на пешку. Еще когда грузились, я понял, что у нас с Иваном легкие рюкзаки. Идем одной группой, а законы в таком случае жестокие - мне и Ивану надо подгрузиться. Тем ! более, что в группе три девицы довольно субтильной комплекции. Я подпаковал себе под клапан шкуру одной их четверки, а Иван забрал у ребят палатку. Мой рюкзак сразу стал вызывать у меня уважение - не 50, но хорошо за 40 кг на спине будут украшать мою пешку.Народ весь с цифровиками. Фотографируемся на старте и пошли. Тропа до идиотизма знакома. В 2002 шли по ней на Снежную. Единственно, что все броды мы с Иваном шли по воде. Летать с мокрых бревен хуже, чем иметь мокрые ноги - мы с ним можем сравнить. Больше всего меня удивило кафе на тропе. Я обошел их подальше - мало ли какие санкции могут придумать местные власти на самой ходовой тропе, но это было чисто коммерческое предприятие. Кстати, Иван не прав, до кордона можно доехать на машине. Идем в режиме 20-10, но очень приблизительно. Дорога пологая, и кроме рюкзака меня ничего не раздражает. А лучший друг туриста нахально давит на плечи. Воды конечно больш! е, но не критично. Долинка очень красивая.После окончания ! колеи становится веселее - тропа пошла крутая, но идется легко. Сказываются тренировки, да и Иван поздоровел. В идеале дойти до места нашей стоянки в 2002. До нее приличный стоянок мало, но где-то около 8 часов народ подустал и на первом, не очень хорошем месте становимся. Потом выяснилось, что до нашей стоянки не дошли минут 10.Прелесть пешки - это момент скидывания рюкзака. Погода хорошая, времени полно, после поезда не мешает окунуться в воду. Предупредил народ, что если услышат мои вопли, это не медведь, а я просто купаюсь. Отошел метров за 30, нашел местечко поглубже (сантиметров 30-40), разделся и вылил на себя пару котелков  горной водички. Намылился и повторил. Выражение "Как заново родился" - это про мои ощущения в это время. Лагерь стоит. У ребят 2 каркасные четырехместные палатки. Ставятся легко, но тяжеловаты. Вокруг полно жимолости и смородины. Перекусываем.  Мы готовим себе отдельно, что! бы не создавать проблемы с раскладкой. Сегодня у меня с Иваном годовщина киля на Китое в 25 пороге. По традиции такие дни отмечаются. У меня осталось пол бутылки коньяка и лимончик. Отметили за ужином. Добавили спиртиком. Вроде все нормально. Опыт у ребят меньше моего - Карелия Кутса и Черемош. Но их много, и здоровья гораздо больше, чем у меня. Народ тащит гитару, и меня сильно порадовали Кукинские "А я еду за туманом". Я думал, что это уже молодежь не поет. Приятно. Хорошо посидели. Трезвость - не норма жизни.

29 июля.

Иван.

 Проснулся под накрапывание дождя и небольшой дубак. Едим. Собираемся. Выход около 10_00-11_00. Пошел дождь. Хитом сезона оказался плащ адмирала, скрывающий его вместе с рюкзаком. Ощущение от его вида было потрясающее. Идем по нормальной, взвивающейся вверх, тропе. В какой-то момент догоняю впереди идущих, и возникает мысль подождать остальную группу. Ждем их минут 7-8 и идем догонять Колю, который убежал сильно вперед. Догнали. Он сидел в конце подъема и мерз. Дальше шли более плотно. Дошли до метеостанции и пошли дальше. Часто появляются 2 тропы. Одна - строго вверх, а другая - альтернативная - серпантинит. Экспериментально проверено - время подъема по обеим - одинаково, но серпантинная тропа берет меньше сил. Далее свалились к притоку Подкамарной и встали на стоянку. Отогреваемся и едим национальный продукт. Решили сегодня дальше не идти. Холодно. Верхушки гор в снегу. Все разбегаются погулять, но (что пр! имечательно) на Пик Черского желающих идти не оказалось. Нас догнала группа, идущая на Снежную. У них дикие проблемы с едой: должны были идти 16 человек, а пошли только 8, в связи с чем... раскладка на человека была несколько больше запланированного. Группа замечательна составом: 3-4 с опытом 6 шестерок и т.д., а остальные - кто придется. Один человек у них сошел после метеостанции - проблемы со спиной. Впереди группы бежал очень жизнерадостный товарищ, которому ежедневно подкладывали по 4 кг для снижения активности.

Игорь.

 В момент просыпания дождя еще не было, но солнца уже не было. Я поверил своим предчувствиям и в темпе лезгинки свернул палатку, попутно приготовив легкий завтрак. Как всегда в первые дни есть не очень хочется. Народ собирается, крайне не спеша. Ждали мы их около часа. Конечно, группа из двух человек более чем легкая на подъем, да и мы с Иваном как-то процесс установки и съема лагеря давно оптимизировали до отвращения, с целью экономии времени на отдых. Во время ожидания и начался легкий моросящий дождик.  Стоять под дождем противно и холодно, поэтому момент старта с грелкой на всю спину меня где-то даже порадовал. Я знаю, что сегодня будет самый тяжелый день на пешке на участке, который я знаю (до Шибутуя). Идти в гору с водяным охлаждением хоть немного, но легче. В 2002 году мы топали все это под солнцем. Виды были красивые, но сил смотреть по сторонам не было. А теперь  не было ни сил, ни видов! . После метеостанции залезли в облако. Видимость - метров 200. В некоторых местах слышен шум падающей воды на Подкомарной. Пытались рассмотреть, но ничего не видно. Рюкзак тяжелей и от дополнительного катамарана и от воды. Поползли лямки на плечах. Вот тебе и прославленный БАСК. Иван убеждает меня, что 120 литровый рюкзак предназначен для переноски 3-4 спальников весом 20-30 кг. и в таком режиме лямки не ползут. Я комментирую цензурно, но пока понятно.  Группа сильно растягивается. Я стараюсь идти в конце, а то мы с Иваном можем убежать на Утулик. Рюкзаки у народа очень разные, а традиции облегчать последнего у них нет. Дождь моросит медленно и приятно уже больше 5 часов. Меня раздражает не сырость, а то, что уровень воды будет более высоким, чем мне бы хотелось. Да и охлаждение начинает чувствоваться. После поворота с тропы на Черского увидели, что хребты, ведущие к Чертовому перевалу,  покрылись сне! гом. Везет нам. В прошлом году на Китое тоже любовались сн! ежными в ершинами. Ручеек, за которым мы стояли  два года назад, превратился в довольно мощный поток. Бродить его довольно рискованно. Я дошел до старой нашей стоянки и, оставив рюкзак, пошел помочь девицам на броде. Если кто сорвется и повредит ногу, весело будет всей группе. Но усталость взяла свое. Кто-то из девиц не удержался на мокрых камнях и, не смотря на мою руку, шлепнулся в воду. Страшного ничего, но человек вымок, а сейчас и так не жарко. Нашел бревно в 20 метрах ниже, по которому можно пройти более безопасно. Мне не помнятся стоянки на Спусковом ручье. Если сегодня идти за перевал, то нагрузка будет великовата. Надо как минимум согреться у костра, а после уже ломить до темноты. Но, дойдя до нашей старой стоянки народ решает, что на сегодня хватит. Основная проблема - переохлаждение. За день прошли немного по длине,  но высоты набрали достаточно. Ставим лагерь на старом месте. С дровам! и не то, чтобы проблема, но побегать пришлось от души. Нашел на соседней стоянке комель поваленной сосны и потащил ее в лагерь. Как бы спина не хрустнула. Народ ставит лагерь. Иван занимается костром. Оргстекла и опыта у него должно вроде хватить, но костер не горит. Я вмешался и быстро задул, то, что Ивану удалось зажечь. Решил не мешать и занялся пилкой и колкой дров. Согреться и просушиться всей толпе крайне необходимо. Роман натянул веревку и на ней все развесили свое мокрое барахло. Зрелище впечатляющее. Мы с Иваном греемся топором и пилой. Цепная пила заменяет теплый спальник и сухую одежду. Переоделся я, уже когда костер совместными усилиями загорелся.Время довольно раннее. Дождь испугался нашего костра и медленно сошел на нет. Народ  рассосался по окрестным горам. До водопада метров 200, но теперь я снял его с другой стороны. После дождя опустился туман и тишина, которая бывает только в горах. Возд! ух неподвижен, а живность еще не вылезла на свет. День тяж! еловатый , но в меру. Нам легче, мы здесь бывали и психологически готовы к этому. Вдвоем можно было убежать и за перевал. Мне мое положение в группе нравится - после многочисленных походов руководителем теперь я не принимаю никаких решений и ни за что не отвечаю. Что-то в этом есть. Посмотрю, что будет дальше. По крайней мере мы никому ничего не будем должны, а ребятам помогаем по мере сил. Места пока довольно посещаемые. Ходит народ смотреть на водопады. Нас догнала группа Снежников из Кургана. Впереди нас идут уфимцы на Хара-Мурин, московские пешеходники и новосибрские Снежники. В 2002 году людей за метеостанцией почти не было. Курганцы  - народ опытный, и их довезли на машине до конца колеи по Слюдянке.  Вечером плотный ужин и законные 100 грамм. Начались грибы - в основном сыроежки и немного моховиков.

30 июля

Иван.

 На следующий день встали рано, поели и стартанули часов в 10. Легко добежали до перевала и постояли там. Пофотографировались на нем, пообщались с народом из Омска, который гулял, расставляя вымпелы омского "Авангарда" по перевалам и вершинам... Забавно. Они рассказали как надо идти Утулик 10 дней... Дальше начался спуск с перевала. По пути - невообразимые заросли жимолости, черной смородины, голубики, брусники. Спуск простой, но длинный. Догнали группу "Снежников" на перекусе. Они всем предлагали поесть... как я понял - для облегчения рюкзаков. Ломим дальше. На одной из стоянок народ увлекся, собирая грибы... к сожалению - все сыроежки... Таким темпом добегаем до Утулика и видим стоящих на нем радостных томичей с собранным катамараном - 2-кой. Сторговавшись на куске сала, используем двойку для перевоза людей и вещей. В конце этого процесса подходят "Снежники", которые, налив томичам С2Н5ОН, довезли последни! х наших и начали перевозиться сами. Процесс очень интересен... На обратном пути один человек сел на катамаран и вышел на струю, а второй спросил идти ли ему тоже. Ответом были некоторые неприводимые здесь выражения... Дальше идем. Забираемся вверх и прем по сильно заболоченной тропе. В какой-то момент видим развилку - одна тропа идет прямо - к устью Шибутуя, а вторая - поворачивает направо - к броду, находящемуся чуть выше. Авангард группы пошел к броду, в результате чего арьергард во главе с адмиралом ушел к устью. Ошибка обнаружилась минут через 20. Коля побежал догонять арьергард и вернулся с Ромой, громко ругаясь словами типа "Ты почему без тропы ходишь? Почему, я спрашиваю?". Повеселились. Подождали остальных, а впереди пустили адмирала. Дабы синхронизировал. Накрапывает дождь. Идем долго по широченной полочке и в итоге спускаемся прямо к стоянке с бродом. Разбиваем лагерь. Готовим еду. На другом берегу стоят ! уфимцы. Периодически оттуда доносились жуткие крики.

Игорь.

 Добавлять к ивановскому описанию почти нечего. Дождя целый день не было, но и солнца тоже было немного. После вчерашнего перехода бросок к Утулику воспринимается гораздо легче. Подьем к перевалу довольно пологий. Опять я сбегал к водопадику на ручье, вдоль которого мы поднимаемся. Ну люблю я падающую воду.Воды конечно мало, но смотровая площадка великолепная.На перевале пофотографировались.

Второй раз полюбовались видом на Хамар-Дабан. Снял несколько раз с разными параметрами, но фотографии все равно не получились - большой диапазон яркости и очень тонкие переходы.Получаются или горы или небо. Общение с омичами меня поразило. Сколько же с собой они взяли спирта, что бы идти Утулик 10 дней? На перевале часто бывают отдыхающие  - от метеостанции можно за день сюда сходить.  Побежали вниз по Спусковому. Тропа набита стадом слонов, но пару раз все равно ветвилась, но заблудиться невозможно. Было пару стоянок. На первой  - сильный прижим к жимолости не дал группе двигаться минут 15.Потом догнали Снежных людей. Киевляне побежали дальше, а я присел поговорить. Народ хороший, общительный. Попытки их меня накормить были достойны уважения. Выпил чаю со смородиной. Несколько человек были на Хара-Мурине выше Дзымхи. Отзываются о реке хорошо. Пешка у них на Снежную тяжелая, мне это хорошо изве! стно. Хотя они говорят, что за последние годы тропу туда натоптали, да и были они уже там. Удачи. Перед устьем Утулика киевляне сели на перекус. Мы с Иваном такой ерундой не занимаемся и отошли на берег Спусковой отдохнуть от рюкзаков.  Редкая возможность тихо и спокойно посидеть на берегу речки и подумать обо всем понемногу. Киевляне выделили нам немного своего перекуса и побежали дальше. На Утулике меня поразило, что речку, которую мы с Иваном перешли, не замочив "пейджер" в 2002 году, теперь придется переплывать. Как мы не смотрели, везде почти по грудь сильной струи. Я даже в воду не заходил. Спасибо томичам. Я бы на их месте с этого места не уходил, пока вода не упадет - расход раскладки у них минимальный. Первый раз переправились я и Роман. Ничего сложного. Везде есть карманы около струи. За ходку можно перевезти двух человек и рюкзак. Подержался за весло. Хороший кат у Томичей. После ! дождя из вертикальной сплошной скалы бьет забавный фонтанчик воды. После переправы, по-моему, около часа хода до стоянки возле брода через Шибутуй. С разными задержками добрались туда уже в сумерках. Старая наша стоянка не изменилась. Приятно идти по знакомым местам. Народ собрал за день несколько килограмм сыроежек. Чистить я помог, а есть не стал - у нас это за грибы не считают. За ужином накатили спиртика на сон грядущий.

31 июля

Иван.

 Утром меддлленнооо встаем и пытаемся побродить. Безнадежно - струя сносит. Нас догоняют "снежные" и Максим пытается перейти так же. Безнадежно. В итоге - находим более приемлемое место пониже официального брода. Выраженной струи там нет и посему, перейдя и повесив там веревку, образуем переправу, на которую быстро прибегают радостные "Снежники". Переходим. Доходим до стоянки уфимцев. Делаю костер и жду остальных. Греюсь. Дождались остальных. Идем. Догоняют гонцы "Снежников" с веревками от переправы. Они дождались своих, которые урулили к устью Шибутуя. В последний раз за поход пообщались с ними. Уходим на Дабатый. Тропа сразу становится менее сносной, чем раньше. Дальше вяло прем вдоль Дабатыя {Кстати, некие московские пешники перепутали притоки и пошли по 3-му, а не по 4-му (мы это узнали уже в Слюдянке)}. Доходим до первой стоянки, находящейся чуть ниже левого притока Дабатыя. Народ купается в теплой (>0 C! ) воде. Готовим жрать, и спать. А остальные сидели до 4-х утра, а утром не хотели вставать и готовить овсянку...

Игорь.

 Как всегда сборы киевлян меня потрясают своими темпами.  Мы с Иваном начинаем валять дурака. Делать обычно нечего, но сегодня не так. Надо перебродить через Шибетуй. В 2002 году воды было чуть выше, чем по колено, но мы не знали, что тропа уходит на правый берег, и тогда ломились прямо по воде. Проблем не было. Теперь явно не так. Пошел к концу прибрежной отмели. На другом берегу стояли люди, но уже лагеря не было. Но лежала новая рама от катамарана. Появился человек и я попытался выяснить, как они перебирались через реку. Была надежда, что они все-таки перебродили. Очень уж мне не хочется строить катамаран. Но, судя по жестам с другого берега, все-таки придется.   Начали подходить снежные люди. Впереди как всегда неунывающий Максим. Я попытался зайти в воду, но при глубине выше колена стало ясно, что дальше мне не пройти. Тоскливо. Вернулся в лагерь. Народ еще пакуется. Роман предл! ожил попробовать поискать брод ниже по течению. Терять нечего, время есть. Берем веревку и весло и я с Иваном и Романом пошли пробовать. Посмотрели на воду. По-моему, есть надежда. Струя широкая и равномерно сильная. Надо пробовать. Обвязываюсь веревкой на случай падения и с веслом иду в воду. Через пару минут был на правом берегу. Брод чуть сложнее, чем на Китое, но гораздо уже и безопаснее.  Привязал веревку  к дереву и пошел искать тропу к стоянке напротив брода. Покарабкался минут 5 и со стоянки помахал рукой снежникам, которые ходили около брода. Обратно перебираться через реку тяжелее.  Снежные люди уже перебрались к нам. Мы перевязали веревку так, чтобы она образовала более острый угол к струе, и всей командой натянули ее до ноты си. Решили, что девиц надо перетаскивать на плечах - иначе в случае срыва ловить их придется в Байкале. Началось хождение туда-сюда. В качестве теста я перенес бе! з проблем снежную девицу. Этот процесс Иван и запечатлел.  ;Когда и мой рюкзак и Иван с рюкзаком были уже на правом берегу, стали подходить киевляне.  Переправлялись очень долго. Я бегал через реку не меньше пяти раз. Все нормально, но возвращаться почти против течения очень тяжело. Вымотался и перемерз выше среднего. У снежников полгруппы почему-то убежало к устью Шибутуя, и мы оставили им веревку с наказом догнать нас и вернуть. Вышли от брода уже около 2 часов дня. От стоянки идет хорошая тропа. Подъемов почти нет и если бы не вес рюкзака, прогулка получилась бы очень приятная. Я начал отогреваться после купания. Отсчитываем притоки. Наш Дабатый третий от брода. Если мы уйдем не на него, Хара-Мурин окажется дальше, чем планировалось. Как потом выяснилось, у уфимцев на второй приток зачем-то ушли московские пешеходники. Еще готовясь к походу, я это место занес в разряд крайне важных. Но ничего сложного не оказалось. Я все равно шел последним, а тропа ак! куратно вывела нас в долину Дабатыя. Перед самым поворотом нас догнали два снежных человека и вернули веревку. Тропа чуть хуже. По моим описаниям нормальная тропа идет высоко по правому берегу, но Роман ведет группу почти вдоль самой воды. Слоны здесь явно никогда не ходили и идти не столько тяжело, сколько противно - все время то бревна лежат на дороге, то тропа заканчивается и идет непонятно где. Хотя мое положение  замыкающим в группе создает впечатление, что тропа есть всегда - 9 человек впереди что-нибудь да натопчут.Где то, около 8 часов вечера, Роман объявляет отбой пешки на сегодня. Мне не очень хорошо после многочисленных холодных купаний, но солнышко светит, устал меньше обычного и есть возможность выкупаться. Хороший пример заразителен, и половина мужиков залезли в воду. Постояли на солнышке голышом. Райское наслаждение после купания.Вечером, после ужина народ взял гитару и, при наличии хорошего! репертуара и спирта, сидели до упора. Я напился до сольно! го испол нения "Дороги", о чем не жалею. Понравилась песня про девушек с косой - русой, черной и - в последнем куплете- ржавой. Поют ребята хорошо. Под звездами еще порассуждали о жизни. Лег после 3 часов ночи.

 

1 августа

Встал в 7. Никого. Подождал. В 8 встали дежурные. Готовится еда, и будятся окружающие. Поели. Собрались. Выход в 11. Премся по тропе, наличествующей с переменным успехом. В какой-то момент наблюдаем идущего рядом человека... Из другой группы... Забавно. В некий прекрасный момент тропа подозрительно прется вверх, почти вертикально. Все на нее забираются под страшные комментарии. Немного пройдя по ней, начинаем наблюдать ее исчезновение. Читаем отчет (Ю. Воронов), в котором написано, что на правую (орфографически) тропу, взлетающую вверх, переться нефиг, а тропа была слева. Вполне комфортная. Показываем этот текст адмиралу. Он, видимо имеющий свое представление о действительности, решил не спуститься метров 100 по тропе, а подняться метров 500-600 без тропы. Ну что ж... С дикими комментариями вползли на хребет и стали ломить вниз по бурелому в 200 метрах от тропы. Бред! Вышли на тропу и попилили с удвоенной скорост! ью. Начался дождь. Спрятались под кедр и подождали остальных. Пришли в лагерь. Киевляне мммеедддлллеенннооо разбивают лагерь. Мы сделали холодный ужин и легли спать. Устали.

Игорь.

 Утром ничего не обещало, что будет один из самых тяжелых дней на пешке. После вчерашнего никаких последствий - спирт у ребят хороший, а в сочетании с горным воздухом утром ощущение, что вчера пили воду.  Старт, как обычно, довольно поздно. Несколько раз выходили на очень хорошую тропу, но почему-то ее все время теряли. На прославленном "БАСКе" ползут лямки из пряжек и рюкзак начинает болтаться на спине. Надо будет зашить.  Первый бросок вверх я воспринял нормально. В меру тяжело ползти по 45 градусному склону. Но тропа читается, и мысль, что мы не первые ползем, утешает. С одной из точек подъема я сориентировался по карте - наш перевал уже виден, но большая дуга по правой полке. Ситуация с рекомендациями из отчета Воронова меня в тот момент развеселила - читайте отчеты, но я и сам этим страдаю, так что появился повод  посмеяться. Афишировать эту информацию я не стал и поделился только с ! Романом.  А вот дальше началось самое тоскливое. Как я понял, в Карпатах так ходить можно, но на Хамар-Дабане идти через вершины более чем тяжело и противно. Впереди Роман ведет группу строго вверх на вершину чуть левее перевала. Сразу траверс делать они не стали, а потом стало невозможно. Хорошо еще, что набрали воды. Шли крайне медленно рывками по 25-40 метров по вертикали. Передо мной шел Глеб, который еще тащил и гитару в нагрузку к одному из самых тяжелых рюкзаков. Фонтан его негативных эмоций захлестнул Хамар-Дабан. Мне с Иваном тоже досталось впечатлений. Я не против лазить по скалам с рюкзаком, но только если нет другого пути. В группе было тяжело всем, но в очень разной мере. Наконец, часов в 7 вечера, забрались на вершину. Единственное, что хорошо - красивый вид на весь Хамар-Дабан. Сделал несколько снимков. Снизу подтягивает облака, но через оставшиеся разрывы столбы света подсвечивают горы! . Долина Дабатыя осталась далеко внизу.  На спуск! е Роман опять повел группу траверсом. Я предложил потерять 20 метров высоты, но выйти на тропу. Все устали, раздражены и обстановка нервозная. Хорошо еще, что спуск относительно пологий. Уже около 8 вечера вышли, наконец, на тропу. Как всегда перевал мы взяли сверху. Это уже традиция. Перевальная седловина голая, слегка заболочена. Надо добежать до первых деревьев и ставить лагерь. К общей усталости добавилась жажда. Я пытался напиться из первой же лужи. Но Иван меня отговаривал, пугая отравлением. Я решил, что понос - не жажда и напился. Последствий не было. На спуске нас догнала гроза. Мы успели добежать до деревьев и кинуть рюкзаки под большой кедр. Полило сильно, но как-то чувствовалось, что не надолго. И правда, через полчаса из-за перевала поползли куски синего неба. На фоне такого неба дождь, который не собирался оканчиваться, стал раздражать. Но где-то после 9 вечера все эти катаклизмы кончились. Надо снять! напряжение - подозвали Глеба, которому в тот день досталось, и сделали по паре глотков из заветной фляжки. Полегчало. Но  палатку ставили на энтузиазме - силы кончились. Решили обойтись без горячего ужина и, полулежа в палатке, уменьшили количество сухарей, сала и чеснока. Сил нет даже жевать. Сам бы я конечно вернулся после первого подъема на тропу.  Так сделали уфимцы. По левому берегу, тропа по их словам теряется на участке метров 300, а все остальное идется нормально. Лежа в палатке, обсудили с Иваном день. Пока наши мнения совпадают. В конце тяжелого дня все равно полегчало. Сделали второй перевал - завтра должны увидеть Хара-Мурин.

2 августа

Иван.

 Подъем в 8. Встали и начали медленно готовиться к пище. В этот момент через лагерь бодро пробегает некий товарищ, комментируя свое отношение к забытому ксивнику и предлагая альтернативный маршрут к устью Дзимхи. Альтернатива следующая: переть по Нарин-Гольской тропе, пока не дойдем до места, где прямо за хребтом будет устье Дзимхи и перевалить хребет... Мы быстро оценили план и решили присоединиться к этой группе, тем более, что это оказались уфимцы на 4-х двойках, что нам было ближе, чем 2 четверки киевлян. Быстро собрались и побежали догонять уфимцев. Леша показал, где надо сойти с дзимхинской тропы и мы упали с одной тропы на другую - Нарин-Гольскую. Вполне комфортно. Пробежав минут 30-40 и поорав, увидели лагерь уфимцев. Самым удивительным было наличие у них кофе. Это было просто самое замечательное на тот момент! Народ выслушал нашу историю про похождения с киевлянами и сказал, что они все-таки упали в! низ с той тропы и по левому берегу, действительно, идет вполне приемлемая тропа. Алик рассказал анекдот про ворону. Порадовались. Пошли. Уфимцы идут намного быстрее киевлян. То, что мы их догнали - следствие их дневки в районе Чертового перевала (часть группы заболела).  Ходка уфимцев, в отличие от киевлян, стандартизована - 20 минут. Что примечательно - за такую ходку по тропе идется 1 км. Быстро добираемся до зимовья, обозначенного на карте, и далее - до распадка, напротив которого требуемая седловина. В устье ручья стоит шатер и оборудованная стоянка. Видимо, здесь временно останавливаются охотники или геологи. Перекус. На перекусе было обнаружено еще одно достоинство уфимцев - они несли с собой халву. Дальше поперли по тропе и в один прекрасный момент с хорошо натоптанной тропы свалили в стену кедрового стланика. Масса эмоций и удовольствия. Идти тяжело, но весело. Народ на привалах развлекается историями ! и пожеланиями кедровому стланику. В какой-то момент поняли, чт! о в нужную седловину не пробиться и проломились в более правую. Недалеко. С седловины видно Хара-Мурин. Цель близка... Как казалось. Сначала спуск был достаточно приятным, но хотелось пить. Появился ручей, вдоль которого и шли. Дикие заросли голубики, черники, жимолости... Валим по бурелому. Долго. В какой-то момент подошел к ручью выпить, выпил, сделал шаг и полетел вниз. Живой. Удача. Прошел первое водное препятствие на маршруте - 2-3 метровый слив. Темнеет. Холодно. Идем дальше. 22_00. Темно. Народ достает фонарики. Местность выполаживается. Впереди идут Алик с Максимом. В какой-то момент раздается крик Алика: "Тропа!". Вышли очень точно - практически на стрелку. И через некоторое время подходим к стоянкам. Пешка закончена! Леша пинает свой рюкзак - он к нему неравнодушен. Очень быстро появился костер и часть палаток. Приготовили пожрать - дикую порцию. Максим нажарил и засолил грибов. Стоит заметить, что он кормил в! сю группу на маршруте грибами... И не сыроежками. Завтра дневка. Спать.

Игорь. Утром Иван вылез раньше меня. Я не торопился, все равно группу ждать, да и усталость после вчерашнего чувствуется. Иван с кем-то общается. Потом появляется его  голова с вышеописанным предложением. Принимать решения быстро я давно умею. Для разнообразия можно попробовать пройтись до реки с уфимцами. Как потом оказалось, с обеими группами мы шли самый тяжелый день. Наш стиль. Сборы лагеря без завтрака заняли минут 15. Киевский кат я забрал (по принципу :  взялся - неси), а палатку Иван оставил, они еще не снялись. За такую хитрость я перекинул ему почти все наши харчи, чтобы выровнять вес. По-нормальному попрощались с киевлянами и побежали вниз по Нарин-Голу. Минут через 10 чуть не ушли на Дзымху. Тропа явно уходит из долины вправо. Успели притормозить, и нас догнал Леша, подтвердивший, что нам не туда. Пересекли небольшой заболоченный луг и стали на нормальную тропу. Мин! ут через 30 пришлось поорать. Откликнулись сразу. Скоро увидели большой тент.  Знакомимся на скорую руку. Кто руководитель, пока не ясно и я в пространство предлагаю пройти вместе до Хара-Мурина. Сразу посылать подальше в тайге людей с таким предложением не принято. Народ, в среднем, постарше киевлян и поопытнее. Кофе нам налили, и Ивану стало гораздо легче. У нас сутки уже без горячего на пешке. Подобные эксперименты уже ставились - все было нормально. Спуск по Нарин-Голу одно удовольствие. Пару раз теряли тропу, но сразу кто-то начинал искать, и все время шли нормально. На балагане устроили перекус, на котором Иван был готов продать душу за халву. Душа не понадобилась - угостили и так. Я выдал нашим организмам по куску сала - впереди самые тяжелые 3 километра. Перевал на стрелку без тропы легким быть не может. В группе люди с опытом пешки 6 к.с., я балдею, что не должны завести бог знает куда.  ! ;Подъем начался легко и приятно, по сравнению со вчерашним. Но чер ез 100-200 метров вы вышли в заросли кедрового стланика.  Скорость перемещения упала до 300-500 метров в час. Уникальное растение - тот же кедр, но ветки горизонтально перекрывают все от земли до 3-4 метров высоты. Дерево упругое как резина. Троп в нем нет и не может быть принципиально.  Пока один человек раздвигает ветки и притискивается в нору, остальные ждут сзади или ищут обходные пути. Как я сориентировался в руководстве  Дима, и мы с Иваном пристроились за ним. Идет он вроде хорошо, а идти замыкающими в новой группе рано. Режим 25-5 соблюдается строго, но отсчет отдыха начинается по последнему. Народ идет очень весело - пожелания стланику и мечты о Хара-Мурине сочетаются с ориентированием на перевальную седловину. Очень понравилось, что последнего разгружают, что бы выровнять скорость группы.  В конце подъема крутизна увеличилась, а любимое растение не исчезло. Начали уставать. Несем несколько ! фляг воды. На стоянках группа из 10 человек по глотку выдувает почли литр. Пройти на намеченную седловину оказалось невозможно - стена стланика. Дима оставил рюкзак и пустой сползал вверх. Через 15 минут его возвращение с информацией, что до вершины 10 минут хода, и он видел стрелку Хара-Мурина и Дзымхи, вдохновили народ на последний рывок. Когда знаешь, сколько идти, становится легче, и около 8 часов вечера все были на верху. Наслаждение сбросить рюкзак и походить по практически ровной земле. Народ начал фотографироваться. Я с Иваном отмечаем взятие третьего перевала, при штатных двух. Традиция уже. Где-то внизу можно разглядеть белую воду Хара-Мурина. Спуск - не подъем. Настроение улучшается. Хотя подъем дался гораздо легче чем вчерашний, да и атмосфера в группе лучше. Дима решил спускаться по азимуту и разглядев стрелку, пошел вниз. Потянулись и мы. На первых 300 метрах основную проблему ! составляли заросли черники. Ивану было лень нагибаться и о! н вы дергивал куст  и объедал его на ходу. Через 10 минут дошли до ручейка и напились. Совсем хорошо. Как всегда выполнилось главное правило похода - если кажется, что стало лучше, значит чего-то не заметили. Довольно быстро склон стал более чем крутым, и хождение превратилось в скалолазание. У меня мозги переместились в ступни и там занялись размышлениями - соскользнет нога с камня или нет. Скорость опять не больше 500 метров в час. Физически не тяжело, но нервное напряжение как на серьезном сплаве. Все это тянется очень долго. Спускаемся вдоль ручейка, который промыл ущельице. Кроме камней, дорогу украшают упавшие деревья, через которые надо перелазить, еще та акробатика с рюкзаком, в цирке такое не увидишь. Уклон начинает превышать 45 градусов. Совсем тоскливо. Уже начинает темнеть. Где-то в это время сорвался Иван. Мои кроссовки камень держат отлично, а он в ботинках с пластиком стал на мокрый камень. Место! для полета он выбирал долго - круче уже не было. Он летел по желобу ручья и остановился, пролетев кубарем с рюкзаком метров 5, зацепившись за лоханку под водопадиком.  Я бросился к нему, Дима был ниже и оказался около него раньше. Хорошо, что в группе есть врач, он же руководитель. Идти такой спуск вдвоем я бы не решился. Секунд 10 Иван не двигался, и мне было очень плохо, потом начал вставать с рюкзаком. Как выяснилось, полет прошел для него безвозмездно, даже без синяков, только вымок весь. Везет, хотя лучше бы полетел я.  Попытки вылезти из ущелья безуспешны - там еще хуже. Останавливаться нельзя, на таком склоне ночевать можно только сидя на обвязке, а шум воды становится все более слышным. Ночное хождение по склону в темноте - это что-то новое для меня. Хорошо, что начало выполаживаться до 20-30 градусов. Уже хоть не полетишь. У народа отличные фотодиодные фонарики, включили и пошли уже на звук. Час! ов в 11 спереди раздался крик - "Тропа". Пришли. ! Через 10 минут дошли до самой стрелки и избавились от рюкзаков. Пешка окончена. Фонтан эмоций у народа потрясающий - пинание ногами рюкзаков, это еще мягко сказано. Через 20 минут уже был готов чай, и я начал готовить ужин. В качестве компенсации за сутки без горячего заварил ирландское рагу в порции человек на 6.  Иван метал харч - приятно было смотреть. Молодой растущий организм взял свое и огорчился отсутствием добавки. У ребят какая-то промашка с раскладкой на сахар и они идут на таблетках. Это конечно не то. Я от щедрот выдал пол кило сахара и народ смел его за несколько минут. Мелочь, а приятно. Иван сразу после ужина пошел спать, а я с ребятами посидел под 100 грамм часов до 3 ночи. Хорошо на душе. Хара-Мурин рядом, хотя еще и не виден. Интересно послушать людей. Опыт у них очень разный. Дима с Аделью в этом году прошли Мажой, а основная масса катались на реках Южного Урала. На Кавказе никто не был.  У ребят интересный фольклор. Сидушку они называют новым для меня словом Хопа. Объяснение красивое - без нее надо искать, куда можно сесть, а с ней - "Хопа" и садись где хочешь. Потрясло производное слово - прохабить костер (помахать сидушкой). 

3 августа

Иван.

  Утро. Проснулся в 8. Встал. Оглядел окрестности. Увидел Алика. Переглянулись с выражением лица типа "а что я здесь делаю?". Пошли спать. 9_30 - Встали Максим, Алик, Саша. Готовят еду. Повесил наш котелок. Сидим. Хорошо. Выпили кофе. Погода замечательная. Солнце. Бужу капитана для выдачи полагающегося количества овсянки. Капитан недоволен, но вылез. Просыпается медленно лагерь. Впервые увидел Виктора без анорака. Не узнал. Выяснилось, что киевляне стоят на противоположном (правом) берегу Дзымхи, метрах в 50-70 от воды. Отдали им их катамаран. Вяло готовится стапель. Таскаются березы. В окрестности их мало и народ бегает далеко. Готовим баню. Леша сложил печку. Напилили и накололи дров. Народ моется и стирается. Вечером - баня и день рождения Марины. Марина была в вечернем платье. Здесь это смотрелось сильно. Ночью - дикая гроза.

Игорь.

 Есть что-то магическое в слове ДНЕВКА. Особенно после пешки, особенно перед сплавом, особенно в красивом месте, особенно при хорошей погоде. Место и погода изумительные. Дзымха по нашей воде сплавная только для каяка - сплошные камни. Но переправиться через нее я не рискнул - купаться в стиральной машине нет желания. Утром заметили на другом берегу Дзымхи киевлян. У меня была договоренность с Романом о встрече на стрелке в 12 часов. После завтрака взял их катамаран и пошел на берег. Роман меня ждал. Переходить никто не захотел и он перебросил мне веревку и за нее перетащил шкуру. Избавился, помогать ближнему конечно надо, но очень тяжело.  Подошел к Диме с просьбой идти с ними и воду. Он не возражал, вчера мы шли нормально, обузой им не были, а мне с ними спокойнее. В группе есть профессиональных банщик - Леша. Он с утра занимается баней, а Иван отрабатывает пилку дров цепью. Я с Димо! й притащили несколько бревен на дрова - вокруг туристы уже подмели довольно чисто. Сегодня у Марины день рожденья и утром Дима подарил ей автомобильный гудок в силе ретро. Очевидно для привязывания к катамарану и распугивания впереди лежащих камней.  У ребят запланировано на сегодня 100% дневка, а завтра стапель. Я не против отлежаться, но бездельничать лень, и я начал бегать за лесом для рамы. С лесом так себе. Я привык к соснам или лиственницам, а вокруг в основном кедры. Дима рекомендует искать березы, но уж больно они кривые. Пока бегал, полюбовался выходом с верхнего каньона Хара-Мурина. На фото получилось плохо, но даже издалека впечатляет. Выходной порог - "Ворота" по нашей воде непроходим - негабарит на выходе после пачки 2-х метровых сливов.  Уфимцы расслабляются по полной программе. Половина лежит пластом после пешки, Леша возится около бани. Дима и Адель все время что-то ! делают по лагерю. Именинница что-то пишет. Иван сидит окол! о костра .  Под вечер почти все мужики пошли ставить баню. Процесс это сложный, трудоемкий и требует особой квалификации, я попросил Ивана помочь, а сам шкурил лес на стапель. Первыми в баню отправились дамы, а мужики сидели вверху, ожидая своей очереди. В отличие от других моих знакомых женского пола, Адель с Мариной парились долго, пока Дима не стал   очень громко намекать, что есть очередь. Наконец  дамы поднялись, и часть мужиков полезла вниз. После пешки соскоблить с себя грязь дело не только гигиеническое, но и психологическое. Я несколько раз купался  на пешке, но парилка - это совсем другое. Баня не очень большая, а народу много, организовались две смены. После дам, пар был по моим меркам не очень, но согреться можно было. Даже после купания в Хара-Мурине. Вода в горной реке, как всегда, не очень горячая. Иван отказался мыться, и заливали камни, выдавливая из них последний пар, Алик, Дим! а и я. Полегчало. Остальные давно поднялись вверх и, судя возгласам, начали праздновать день рождения Марины. Выползли и мы. Нас ждало самое сильное зрелище за поход. Все горы и реки, вместе взятые, у меня вызывали меньше эмоций, чем Марина в длинном платье в 100 км от ближайшего цивилизованного жилья. Роскошный подарок для всей группы. Народ разминается бутылочкой коньячка, а именинница интригует культурной программой, и после перекуса она разродилась огромной поэмой о пешей части похода, которая и приводится ниже

Я не умею распираться, Хожу на лыжах кое-как, И ДАЖЕ ЕСЛИ ПОСТАРАТЬСЯ Веслом гребу совсем не так  Ходить на пешке не умею, Боюсь медведей и мышей- Была бы классная идея Меня до дома гнать взашей  Еду готовлю я неважно, Мне аккуратность не дана, При этом пью(немало даже) Перцовки, спирта и вина  Поверьте, не блещу я внешне, Фигура, так сказать, не ах! А хуже всех, признать, конечно, Фатальный сумасшедший нрав,  Но раз при всей при этой дури Меня берут на Хара-Мурин И случай уникальный дан Увидеть мне Хамар-Дабан,  То вас я попрошу прижаться И бочку на меня не гнать - Я не умею распираться, Зато могу стихи писать  Я - гений. Идеальна то есть От пальцев ног до головы. Несет меня зелёный поезд По кромке зелени травы  В окно мне смотрит злое солнце, Вгоняя туловище в пот, А в поезде народ тряс! ется: Вот Бородулин-идиот  О нем рассказ быть может долгим- То сиганет он с верхней полки, То лихо ножик теребя, По уху резанёт меня  То мне на голову наступит, То вдруг "Плейбой" зачем-то купит И с пивом до ночи зависнет.  Но стоило б здесь быть Ларисе, Тогда бы Лёшенька при ней Стал бы спокойней и умней.  Вот всю дорогу в преф играют. Аделя всё запоминает И чрез несколько часов, Постигнув карточных азов, При полном знании своём Кричит :"Ложимся!" и "Встаём!"  А как идёт Вадиму карта, Как у него легка рука, Пока жена гуляет в парке И пьёт вино наверняка.  Вот Алик спит на верхней полке, Презрев плейбоевский цинизм, А Виктор, лямку взяв с иголкой, Сказал, что это онанизм  Макс режет ножиком резину И автор этих строк не спит, Полдня читает книгу Дима, А Турок как всегда гавнит.  И путеш! ествие всё длится Как этот мой весёлый стих, Нас задол! бали про водницы, Мы, разумеется, что их.  Чуть не поели тухлой рыбы- Живет в Барабинске жульё- А то сортир бы не отмыли, Да и вагон весь, ё -моё!!!  Я девочке "Плейбой" читаю - Педагогический момент- Девчонка вроде понимает, А пассажиры рядом -нет.  Но слава Богу, спозаранку Вот долгожданная Слюдянка. Как только вышли из дверей, Себе купили омулей И на берег легли Байкала. Ах, как жизнь радовать нас стала!  Быть может, к чёрту эти каты И с диким весом рюкзаки- Вот здесь пропить бы ползарплаты И на хер прелести реки!  Но подан нам "Камаз" трёхосный, Раз без него не обойтись, Не знал мир больших удовольствий, Чем по горам на нём трястись!  И что там вспышки интереса К карьеру, мрамору, слюде, Ведь мы от рвотного рефлекса Чуть не подохли при езде!  "Камаз" уехал, а туристы Идут, шатаясь по тропе, Замечу, ч! то идут не быстро И уж совсем не налегке!  Через каких-то 8 ходок Спаситель наш - метеоролог. Прогноз даёт нам достоверный, Настолько точный, твою мать, Что повстречав его, наверно, Необходимо в дыню дать!!!  "Пик Черского в лучах заката, С утра дождь сильный, проливной, А на Утулике, ребята, Ни капли с неба ни одной!"  Чуть выше на стоянку встали, Народ пошел на высоту, Тогда они ещё не знали, Что помянут ворону ту,  Что так умна, смела, отважна, И силы тьма наверняка. Герой! Но что немаловажно- Лишь еб__тая слегка!!!  Поднялись мы не очень рано, Дошли до дерева-бурхана, Кто из ручья воды хлебнул, Коленку Алик растянул И ковылял до водопада, Ногою обнося преграды.  Я как обычный созерцатель Любуюсь небом у ручья. Что за комиссия, Создатель, Быть летописцем у турья!  Что толку, что могу стихи я! На лист бумаги накидать. Как сумасшедшую стихию Б! рызг вод опада описать?   Как в предложения оформить Его божественную суть? Нет, здесь позвольте пофилонить, Поэту дайте отдохнуть!  Сказали - водопад что надо, И правда, в гуще пенных брызг Вот Бородулин с голым задом- Такой вот морж и мазохист.  Аделе тоже не сидится, И изумрудная вода Нужна не только, чтоб напиться, А с головой нырнуть туда.  Я знаю, ждут все не дождуться Святое время перекуса. Изюм с орехами в руке Дороже мяса в шашлыке.  И подкрепившись снедью скудной, Рюкзак на спину нацепя, Идем наверх дорогой трудной, Ругаясь матом про себя.  Сто лет назад жил чёрт на склоне, Ступил копытом в дерьмецо, Никто не знал, что он потонет И образует озерцо  Он вылезает вечерами И заунывно так вопит, А мы обедали там сами. Там чёрту памятник стоит.  Открылась чудная картина- Сплошные Ал! ьпы, склоны гор. Мы вниз бежим по серпантину, Хотя устали до сих пор.  Костёр. Стоянка. Тент натянут. Льёт дождь над нашей головой. Макс как всегда грибами занят, А остальные все собой.  С утра бурхан болел с похмелья, Видать, совсем сушняк душил. Что ж, помирать нам от безделья- С утра противный дождик лил И по палаткам мы валялись, Бездвижной жизнью наслаждались.  Как все мы на болезни метки, Вы посмотрите, как с утра С аптечки Димины таблетки Вмиг улетают на "ура"  Их все съедят. Ещё найдут ли? Кто будет с тем, кто их не взял? Вот куст пометил Бородулин, Вот Виктор сопли разбросал.  Мы на погоду так молились, Что утром все, открыв глаза, Одновременно насладились, Что голубые небеса. И нам пора наверняка Бежать всем до Утулика.  Бежав туда, ещё едва ли Мы понимали, как попали, Рельеф нас радовать привык- ! Водою полон Утулик.  И наши жалкие попытки Его то лпой перебродить Сравнимы с тем, чтобы улитке Слона в ракушку прицепить!  Но томичи, проснувшись рано, Взялись за сбор катамарана, А нам его в аренду дали И посмотрите - Дима, Алик, Два водных жителя земли В полвзмаха вёсел отвезли Всех нас, ни капли не уставших.  А нам ещё по склону дальше, Нас ждёт далёкий горный край И ждёт нас речка Шабутай.  Настроились мы по отчёту Его перебродить в два счёта. Да только в нём вода большая, И мы под сенью сильных брызг Стояли, думали, решали... Но нам помог Новосибирск.  Они, надеюсь, не в обиде, Что берег нас другой увидел.  В Новосибирске что за тётки - Рюкзак на спину - и вперёд, На холоде - в одной футболке И молча, молча, молча прёт.  А я...?Мой век весьма недолог, Люблю, бывает, поболтать, А что поделаешь? Филолог! Ну а с филолога что взять!  И если резат! ь-то не уши, И будет прав тот, может быть, Кто мне оставит то, чем слушать И уберет, чем говорить!!!  И снова мы идём по лесу, Идём пока что по тропе, Дойдя до знакового места Тропу не видим вдалеке.  Но дуракам отчёт не писан, А если писан - то не нам. Нам надо бы идти по низу, Тогда б мы оказались там, Где в брод ручей за нефиг делать.  Но Бородулин, сильный, смелый, Нас тащит в лоб. Тропы не видим, И тихо Лёшу ненавидим.  А то нельзя нам по-другому, Чем сверху вниз по бурелому!!! По предварительной прикидке Он всем насрал нам на карбидки  Я не умею распираться, Вот б Камасутру почитать, В ручье веслом бы упираться- Как я могла туда упасть?  Да, я была сухая прежде. Теперь стекают по одежде Ручья холодного струи В ботинки мокрые мои.  Мы вновь идём куда-то в гору, Хотя признаться, в эту пору ! Мне было б проще в рабство сдаться, Чтоб на стоянке оказат! ься, Но я мучительно шагаю И про себя всех матюгаю.  У Макса в заднице пропеллер. (За резкость пусть простит меня) Хотя все мы на самом деле Без Макса здесь, как без огня.  Он настоящая находка Туристов, чайников, друзей И если бы не слово :"Ходка!" Он был б героем наших дней!  Все мы - наученные домом, Жизнь по будильнику проста. А здесь - намажьте "Финалгоном" Все предлежащие места!  Подъём вам обеспечен ранний, Бег с рюкзаком - как налегке. Не мажьте, люди, этой дряни, Не отвалилось чтоб нигде.  Раз речь идет о перевале, То финалгон здесь актуален!!!  Я дома мучилась вопросом: "Всё точно будет зашибись?" Ведь здесь не будет расп_здосов, Детей, садов и "Мицубись",  Что жизнь в лесу - лафа сплошная, Мне несказанно повезло, Но впереди гора большая, На мне рюкзак, со мной весло.  И нет уже пути наза! д, Хоть "Финалгоном" мажьте зад!  Но перевал мы одолели, Как только дух остался в теле! И стали чрез мои штаны Все кости бренные видны.  Пока сидим мы на поляне Смотрите - каждый чем-то занят. Вот Виктор. Он записку пишет, А Макс на кедре ищет шишек Всем притомившимся в угоду Вот ходит Дима, ищет воду.  Народ расслаблен, ненавязчив, Кедровых шишек в клапан прячет, И все, довольные до жути, Хотят дальнейшей пешей сути.  Хотенье - дела половина И мы идём до седловины. Мы снова мокнем под дождем, Мы снова очень устаём, Хотя тогдашняя усталость В сравнении с вчерашним - малость  Что было дальше - то смогу ли Литературно описать? Посеял ксивник Бородулин, А было там чего терять.  Ждут неприятные моменты Людей без денег, документов И мысль кипит в мозгу: "Ну что ж, Марина бомж и Лёша бомж" А как на эдаком про! странстве И где-нибудь остаться в рабстве? И не идёт и! з головы Как автостопом до Уфы?  Но возбуждает аппетит Суп с чечевицей. Ну и спирт. Что повод есть друзьям сказать: "Сатурну - всё. Не наливать"  С утра Сатурн бадяжил клейстер, Другой на перевал пошёл. Ну а потом мы с Максом вместе Грибами украшали стол! А как жизнь радовать нас стала, Когда испили мы какао!  Но видим Лёшу вдалеке, И ксивник в поднятой руке. И это всё, поверьте мне, Порадовало нас вдвойне.  Последним днём меня пугали, Как днём Страшнейшего суда, Признаться, в этом угадали- Я потому дошла сюда  Что знала то, что будет трудно И что разгрузки никакой, Что стланник полосою нудной И бурелом над всей тропой  И мы такого геморроя Хватили на последнем дне, Что показалось мне, не скрою, Что на себя смотрю извне, Что не мои ступают ноги И что не я рюкзак несу По не натоптанной дороге Хожу в заваленно! м лесу!  Меня порадовало очень, То что дошли мы наконец, Плевать, что под покровом ночи, Но пешке всей пришел п_здец!  И скоро днёвка, скоро отдых, Что встанем мы когда хотим! И нет уже ботинок мокрых, И никуда мы не спешим!  Сегодня днёвка - вот везенье- С моим совпала днём рожденья! Хотя и время подошло, Не очень чувствую его.  А я привыкла просыпаться От телефонного звонка И в поздравленьях растворяться От первых фраз и до гудка.  А я привыкла, чтоб подарок С утра лежал у ног моих, Но просыпаюсь - слева Алик... И запах высохшей хвои.  Сегодня повод есть напиться- Мне, понимаете ли, тридцать.  Народ на днёвке спины нежит, Отложен в сторону рюкзак, Народ безмолвен и неспешен, И сушит кучу анарак, Отставив дальше "Кельме", "Лёвы, Сегодня день какой-то клёвый. К тому же сухо и тепло, Нам очень с! днёвкой повезло.  Вот Бородулин баню ставит, Полено пилит Суперфин, Аделя всем покушать варит, Макс ловит рыбу из стремнин,  Вадим с Витьком берёзу валят, Весьма добротную на вид, Весь день бельё стирает Алик, А Турок как всегда гавнит!  А я лежу весь день под тенью, Пишу словес хитросплетенье, Чтоб живо в памяти всплыло Всё то что здесь произошло.  Под вечер будет очень кстати Мне показаться в синем платье, Разрезать торт, налить коньяк, И ждать, чтоб весь народ обмяк!  И мне, откинувшись в палатку, Сегодня будет спаться сладко.   Когда закончится вода , Я стих продолжу свой тогда!!!

Все это мне очень понравилось. Тем более, что многие реалии читались с натуры. Под это дело народ вистовал несколько раз. Пьющих мало, на 10 человек не больше 5 борцов за облегчение рюкзаков от спирта. На ужин наготовил жареных и скоросольных грибов. Главный сборщик грибов, Максим, обеспечивал всю группу порцией до конца похода. Очень хорошо посидели. Вечер украшали рассказы Димы о том, что все вызывает рак. Врач-онколог однако. Надо сходить в поход с психиатром, ему тут самое место. Когда уже залезли в палатку, началась гроза с таким количеством зарниц, что можно было наверно читать. 

4 августа

Иван.

 Дождь. Холодно. Проснулись... Дежурные в 8. Остальные в 9. Приготовили пожрать, что и сделали (пожрали). Стапель. Дождь. Мы вяжем раму, а народ сидит под тентом в связи с дождем. У многих поломались на пешке каски. Каски зашивает Максим проволокой и оплавляет по шву. Прочнее получается, нежели скотчем. Вяжем раму в режиме: 4 вязки и отдыхаем. Вяжем полотенца, поставив раму на ребро. В результате стянули полотенцами раму в параллелограмм. В принципе - нормально. Параллелограмность не сильно заметна. Зашнуровали гондолы. Навязали упоры. Катамаран готов. Резанули дополнительную веревку на вязки, поскольку капитан не нашел вовремя уже нарезанную. Веревка пошла Алику, так что все нормально. Накачивать катамараны лягушкой может и медленнее, чем легкими, зато - приятнее. Можно при этом и с народом общаться.     Стащили катамаран вниз, оделись и решили покататься траверсом и на "озерцо" выше по ! течению. Дзымху траверсировали без проблем и расслабились, вышли на струю Хара-Мурина, которая даванула так сильно, что снесло нас на другой берег в улово несколько ниже по течению. Не ожидал. У меня сразу вспомнился прошлогодний предпаводковый Китой и настроение испортилось. Сплавляться - никакого желания. Траверсировали обратно, вылезли. Пошел сушиться и успокаиваться. Посмотрим. Вечером собрали катамараны. Решили поставить сеть под бомом противоположного берега. Виктор с Лешей на нашем катамаране пытались протраверсировать, но, видимо, как и мы - они не ожидали такого давления со стороны Хара-Мурина. Их бросило в то же улово, что и нас, после чего они, перекинув через камни катамаран, оказались в "озерце" и поставили сеть. По всем отчетам вода у нас выше средней. Ну и ладно. Вечер. Тихо посидели и пошли спать.

Игорь.

 Стапель есть стапель. Целый день бегаешь и что-то делаешь, а вечером получаешь катамаран. Делаем не первый раз, все нормально, кроме того, что полотенцами я так стянул раму, что ее повело. Новое слово в катамараностроении. Единственно замечание, скрутки надо делать длиннее, а Иван экономит.  В этот день я сделал гораздо более важное. На стоянке стоит дерево все оббитое кусками жести с выбитыми координатами групп, которые здесь были. Уфимцы еще вчера сделали свою табличку, а я только сегодня, при наличии свободного времени, выбил на жестяной крышке гвоздем "Луганск 2004". Если кто-то разберет, будет сильно удивлен. Хорошо еще если кто-нибудь знает, где этот Луганск. Но все равно сделал хорошее дело - озадачил остальных. Удивило обилие табличек из Уфы.

 Мы собрали Снегиря первыми и решили покататься, благо от выхода из "Ворот" до первых камней метров 100 гладкой струи. Катание с Иваном вечером меня сильно озадачило - не ожидал сильной реакции Ивана на воду. Подошел к Диме. Он дал ценный, но запоздалый совет - надо было в прошлом году, после киля, обнести 25 порог  наверх и пройти его нормально, тогда нервная реакция на воду отсутствует. По моему в этом году  все гораздо надежнее. Идем с нормальной группой, да и река все-таки с меньшей водой, чем Китой. Потренировались дома, хоть не первый раз в году весло в руки возьмем. Должно быть все нормально. Лег спать озадаченный, как с Иваном идти реку? 

5 августа

Иван.

 По плану  должны были встать, поесть и идти... Ну не получилось. Пока поели, отремонтировались до конца, пообедали (в районе 14-ти), проводили киевлян, которые вышли первыми, в результате вышли несколько позже... Траверснули Хара-Мурин, уйдя вверх по нему, сделали мне внушение, что все будет нормально, так что я и успокоился вполне. Пошли в порядке:1. Дима, Адель2. Алик, Саша3. Мы4. Леша, Максим5. Вадим, Виктор По плану - проходим б/р 1-й, 2-й и чалимся для просмотра третьего. Зачалились. Посмотрели. Ну порог... Ворота, от камня, ворота, от камня, ворота - все. Мы прошли, "посидев" на камне, от которого по плану уходить и не планировалось, т.к. он находился перед заходом. Ну посидели и пошли. Прошли. Выяснилось, что Дима потерял очки, забыв их привязать. Достали запаску, подошел экипаж фотографов, и сфотографировали последний экипаж. Пошли дальше. Ничего не запомина! ется до 7-го, который Дима прошел б/р, а Алик решил посмотреть, и мы зачалились. Посмотрели: слив с чистой струей чуть правее центрального камня. Зашли и вышли.     Дима стоит на страховке за камушком в сливе. Прошли все и дальше пошли до 10-го. Просмотрели. Увидели при просмотре киевлян. Решили все-таки пофотографировать, ибо фотографий было очень мало. Ну пощелкались и пошли дальше. Порог вполне спокойный. Пошли дальше. Перед 12-м остановились и посмотрели - слив. По центру камень. Прошли все справа от камня, а потом фотографы провели эксперимент и прошли слева. Эффект тот же. Страховка была катамаранами снизу и добавилась морковка в последнем случае. Дальше - шивера дико паскудная. Продираться по камням скучно, а, вдобавок, после порогов - расслабляешься. Идем за Аликом. У них катамаран менее прогнутый, а следствие - мы цепляем там, где они проходят. Шивера раздражает, но вот и Нарин-! Гол. Киевляне не заняли зимовье и баню. И на этой очень хо! рошей ст оянке встали мы. От устья минуты 3 хода. Сделали огонь, протопили баню и приготовили поесть. От сжигания дров баня не протапливалась, но дрова было жалко и туда снесли вещи - сушилка идеальная. Там было так тепло и хорошо, что Леша даже спал там, а утром рассказывал как там было хорошо. Вечером сидели долго. Как обычно - куча грибов в жареном и соленом виде. И ягоды. Очень много. Их набрала Марина, когда по берегу шла параллельным с нами курсом.

Игорь. Вчера половину катамаранов народ не успел доделать. Удивляет, что Снегирь стоит как вчера. По прежним походам я привык, что утром его надо поддувать с нуля. Так как это работа Ивана, я дома и поручил ему проверить поддувы. Он очень гордится, что утром можно не заниматься надувательством. У остальных эта проблема есть. Почти все клеятся и сушатся. Хорошо, что нет дождя, но и солнца не видно. После упаковки получился на двоих один рюкзак. Вяжем его по центру на запасное весло и начинаем разминаться. Повторяется вчерашняя реакция Ивана. Мне становится совсем черно. Применяю все средства устрашения, вплоть до подключения Димы, который с Аделью тоже катаются под "Воротами". Вроде помогло, хотя нервы вымотал себе и Ивану сильнее, чем надо.  Дима не торопится. Я спокойно жду. По лоции до Нарин-Гола 5 километров и 13 порогов. Вроде должно быть сложно. Посмотрим. С любопытством наблюдаем к! ак народ облачается в сухие спелеогидры. Сильное впечатление. На наш неопрен смотрят неодобрительно. Катамараны у ребят разные. Понравились 2 с огромными пристяжными поддувам на корме. На таком можно и Горку на Белой идти. Часа в 2 пошли киевляне. Окраска катамаранов у них очень патриотичная - желто-голубая. Как я понял, сейчас все покупают или заказывают профессионалам катамараны. Только у нас самшитый Снегирь. Наконец все наши катамараны на воде. Уже почти 4 часа вечера. Хорошо, что распогодилось, появилось солнышко.Идем третьими. У меня глаза разбегаются в разные стороны - смотрю на Диму, на Алика и на воду и выбираю что-то среднее. Водичка так себе несет. Радует Снегирь - в отличии от прошлого года нос не зарывается в воду, мы успеваем разгоняться на ход, а крутится он как и раньше очень хорошо.До третьего порога досвистели мгновенно. Началось ущелье, но почти всегда по какому-нибудь берегу есть возможн! ость зачалиться и посмотреть. Зачалились - посмотрели. Каш! а. Камни , вода, проходов хватает, но стучаться придется рамой без вариантов. Ладно, для катамаранов это нормально. Может раздвинем пару камушков. Следующие группы будут нам благодарны.Я стараюсь идти очень осторожно, вспоминая Китой, но очень быстро сообразил, что это не китойская вода. Все проносное, даже с камня сбивает так, что больше думаешь о раме, чем о себе красивом, плывущем на Хара-Мурину. Иван работает нормально, Снегирь крутится отлично. Прошли третий и засвистели без разведки за Димой. Уклон виден глазами. Если успеешь оглянуться - сзади стена воды, а Дима спереди все время ощутимо ниже. Адреналин в крови начинает подниматься - не люблю такой сплав. Дима резко ушел вниз, и мы с Аликом успели зачалиться перед седьмым. К этому моменту у меня сформировалась классификация порогов"Блошиный" - надо крутиться как блоха, чтобы не сбить все камни в реке."Унитазные" - зашел в нужное  место и тебя смыло за пор! ог. Семерка - типичный "Унитаз". Просмотр добавляет адреналин, но понятно, что ничего страшного. Дима стоит снизу прямо на струе на страховке. Смыло Алика, и мы тоже побывали в том же месте. При прохождении пятью катамаранами довольно много проблем. Последнему просто некуда чалиться перед порогом. Они же помогают всем стартовать, а им уже никто не помогает. Уловов почти нет и все заходы на порог прямо на струе. Чтобы не возиться с раскруткой на сливе, стартуем носом, но нас держат с берега, пока мы садимся. Спасибо ребятам. После седьмого  нас еще пополоскало, и перед 10 Дима стал, чтобы сделать фотографии. Место хорошее - "Блошиный" порог с траверсами и однозначными навалами на камни, но довольно безопасно и безаварийно. У ребят роскошные и тяжеленные пленочные фотоаппараты с боксами. Моя мыльница делает почти то же, но раз в 10 меньше.  Дима с Аделью показали пример, почти не изменив схему поро! га при прохождении.Алик показал, как крутится его кара! катица н а "Блошиных" порогах. Погода отличная, и я пытаюсь снять реку сзади. До седьмого все видно - сплошные сливы и камни. Очень красиво.Пора и нам покрутиться. Прошли почти безвозмездно, то есть с 2 ударами рамой о камни. Можно и чище, но и так сойдет. При отсутствии стимула в виде оверкильного камня в пороге или соответствующей бочки напряжения при прохождении нет, и удовольствие не то.После нас еще пошли ребята и доказали, что ничего аварийного в пороге нет. Правда и катамаран у них с поддувами. Вышли они очень цинично кормой вперед, зато удобно чалиться после прохождения. До 12 порога 200 метров с очередной порцией слалома. Чалка на правом берегу спокойная и очевидная - впереди воды нет. Как это принято на Хара-Мурине, самое тяжелое это разведка. Сплошное скалолазание. Все этим занимались метров 30. Посмотрели. Все соответствует описаниям из отчета, только непонятно, почему его выделяли как сложный. Возмо! жно бочка после кривого слива производила на проходимцев впечатление, или при другой воде все выглядит по-другому. А перед нами типичный "Унитаз". Для усложнения довольно пологий слив расположен на левом треке и после него для разнообразия хорошая бочка. Можно идти и по центру, но слив там круче. Фотографы стали на рабочие места, и через 5 минут Дима показал, что ничего экстремального в 12 пороге нет. У Алика то же самое, пора и нам. Ребята помогли нам стартануть и, выровняв Снегиря клювом на центр слива, оказались в бочке. Из уважения к сложности порога вежливо и сильно нажали вдвоем на весла и вылетели за порог. Леша и Максим, как люди, еще не испытавшие радость оверкиля, решили идти по центру. Для спокойствия поставили еще человека с морковкой - вдруг их тормознет в основной бочке. Однако все прошло красиво и легко. Сработали поддувы, и катамаран выплюнуло на струю, хотя бочка по центру была г! ораздо серьезнее, чем правая. Молодцы небитые. На! сегодня пороги закончились. Ночевка на Нарин-Голе.  По лоции до него 13 шивера и почти километр. Этот километр я проклял 13 раз. После красивого сплава в каньоне с нормальной струей шоркаться по широкой шивере, забитой камнями, на редкость противно. Снегирь, за счет закаячивания, сидит глубоко и все камни наши. Очень напомнило верховья Снежной в 2002 году. Но все когда-нибудь кончается, даже бесконечные шиверы - впереди устье Нарин-Гола, и наши катамараны на левом берегу перед устьем.  Чалимся, кат на берег, отвязываем рюкзак. Народ уже нашел новое роскошное зимовье метрах в 100 от берега. Есть даже абсолютно новая баня. Прибежали. Поставили палатку, и я занялся кашеварством. Настроение у народа отличное - первый сплавной день все прошли чисто. Дима требует баню - значит надо пилить дрова. Занимаемся этим по очереди, а Леша как всегда  работает топителем. За ужином пропустили по пайке при ! обсуждении сплава. Дима говорит, что такое вообще можно все идти б/р. Я тоже могу идти за ним все, но не интересно и менее безопасно. Но мое мнение - это мое мнение и с ним я и остался. Ничего страшного. Пытаюсь высушить гидрокостюмы и комбезы в бане. Температура там приятная, но не банная и даже не сушильная. Ладно  - пусть лежит, не высохнет, зато согреется. Сидим довольно долго. Грибы - это не еда, а закуска, а что закусывать, пока есть. Вечером, после прохождения 100 грамм - это святое. Лег спать, а народ еще пошел палатки ставить.

6 августа

Иван.

Утром встал в 8. Пусто. Пошел обратно, но через 15 минут услышал, как появился Максим и начал бурно деятельствовать. Встал. Пошел набирать воду. Обнаружил второго дежурного - благостно курящего Лешу на фоне двух канов. Поговорили о том, как хорошо спать в протопленном деревянном доме. Немного позавидовал и пошел набирать воду. По приходу горел уже костер, и что-то делал Максим. Поставил воду и решил будить капитана, чему он сопротивлялся. Приготовили. Поели. Алик чинится, зашивая шкуру. Солнце. Сидим, лежим, отдыхаем. Леша пошел спать опять в баню. Я пошел смотреть на катамаран - все ли в порядке. Лагерь еще даже и не собирается. Но Алик дошил и начался сбор. Собрались быстро, но на берегу сидели очень долго. Вышли. С удивлением обнаружили так же выходящих киевлян. Идем по прогонке. Какие-то шиверы с 16-м порогом, незаметном на их фоне. В какой-то момент мы обнаружили сломанный конец моей продолины. Остановились.! Начали накладывать шину на продолину и думать где же мы ее поломали. Сошлись на 13-й шивере. Народ обнаружил, что у них портится сало, и решили его на сегодняшний перекус пустить. В результате получилось то, что сформулировалось как "мегаперекус". Перекусили и пошли. Препятствия исключительно номерные. В одном из них мы повисели секунд 20 в бочке. А еще в одном - Диму с Аделью загнало в карман, и Дима прыгал на соседний баллон (а может, это и в прошлом каньоне было...). Пришли к 23-му (или 27-му).Красиво смотрится. После левого поворота. Левый берег - скальный, высокий. Просмотр по курумнику справа. Идет ливень. Заход в порог - шивера, смотрящаяся мощно с берега, а на деле - некоторые там даже постояли и "отдохнули" и в конце слив в яму и прижим к левому берегу (карман). Прошли все чисто. Ничего сложного, просто смотрелся не оптимистично. Идем дальше б/р. Самое забавное, что идем в тумане. Алик напоминает про груп! пу, которая по ошибке проскочила "Зигзаг-1". В какой-то мо! мент Дим а начинает по камням уходить вправо, а Алик зачаливается. Чалимся и мы. Оказалось, что прошли пол зигзага справа. Мы и Алик обнесли вниз - вверх переть тяжелее. Порог, собственно,  не сложный - прижимаясь к правому берегу... собственно и все. Остальные занеслись вверх. Прошли. "Зигзаг-2" поинтереснее. Поставили фотографов. Пишут про бой в скалу. Так и не понял в какую. Проходим и чалимся перед Рубиконом. Погода перед зигзагом стала меняться и вот уже солнечно. Добежали до стоянки. Тропа для обноса нормальная. Обнеслись. Поставили лагерь. Пофотографировали. Народ думает, идти ли первую ступень. Решают не идти. Дима смотрит на вторую и решение принимает аналогичное. Оказалось, что Алик порвал гондолу и завтра будет шиться. Возле Рубикона моря брусники. Тропа продолжается из центра "пляжа" с плавников и обходит по верху бом над второй ступенью. За вечерним разговором поступило предложение адмирала не говорить ! о еде. Оно было принято и наступила тишина...  Игорь.

Второй день сплава. Легкая истома в теле переходящая в желание стать на воду. Классический английский завтрак (овсянка с молоком и сахаром) перешел в классическое ожидание остальной части группы. Для нас это уже становится традицией. Но я понимаю, что если работать по 8 часов в день во вчерашнем темпе, то через 2 дня мы будем на Байкале, так что торопиться  нам некуда. Только Леша волнуется, как бы оказаться на свадьбе у сестры. Хорошее это дело после похода, лишь бы еды на свадьбе хватило, а то народ явно не наедается.

Погода отличная и я балдею, лежа на катамаране на солнышке. Ближайший соответствующий образ - черепаха распевающая "Я на солнышке лежу, Я на солнышко гляжу". Наконец народ собрался, а солнце убралось. Погребли. Вместе с нами стартовали и киевляне. Погода начинает портиться, а когда я заметил, что у нас сломана моя кедровая продолина и нос болтается как хочет, стало совсем тоскливо. Ладно, идти можно, а останавливать группу после затянувшегося старта нам с Иваном нельзя. Я знаю, что, наложив шину, до вечера мы догребем, и прошу у Димы на 10 минут на ремонт. Как раз очередной поворот, за которым очередной порог. Все чалятся на левый берег, и я в темпе гопака начинаю доставать топор или пилу и веревку. Как это принято, все у всех упаковано в самом низу. Хорошо нашлась пила, и мы с Иваном начали мотать 10 метров шнура на шину. Поучается средне, но сойдет. Заметил, что вырвал одну из вязок кормовой поперечены. Чертыхаюсь ! и ремонтирую. На все ушло минут 15  - почти рекорд.  Народ не теряет времени даром - "мегаперекус" в разгаре. Даже у нас такие пайки сала иначе как обжорством не назовешь. Почаще оно бы у ребят пропадало. Потом выяснулось, что это почти трехдневная пайка. На начинающемся дожде сало греет не хуже костра. Пошел посмотрел очередной порог - "блошиный" тип с вариантами право-лево. Посвистели.  Идем во вчерашнем режиме, то есть без просмотра и с Диминой страховкой. Он после прохождения обычно стоит после порога. Походный ордер соблюдается строго, но я оторвался от Алика, чтобы не навалиться на него, если вдруг он сядет на камень или зависнет в бочке. За нами идут Леша с Максимом. Им досталась в качестве бурхана Марина. Вчера она прошла по берегу, а сегодня это уже невозможно. Я стараюсь на них оглядываться, мало ли что может произойти с подгруженным судном, но видно, что у них все в порядке.&n! bsp;После Нарин-Гола и дождей вода стала чуть мощней, а камней! ник то не удосужился убрать. В районе 23 порога в абсолютно нормальном месте зависли в бочке. После входного слалома скорость набрать не успели, да еще и чуть не довернули, как я понял, что мы почему-то стоим, а вода течет дальше. Ощущения совсем не похожи на Китойские зависоны. Снегирь ровно стоит боком под сливом и не собирается никуда идти. Ему видно понравилось, что его не таскают по камням. Я практически рефлекторно вывесился как можно дальше и стал работать, чтобы выйти и догнать Алика. Я боялся только, что Леша с Максимом, утяжеленные Мариной, свалятся на нас и тогда может быть хуже. Иван ничего не мог сделать - он мог похлопать слив рукой. Потом он догадался сунуть весло между баллонами и мы сдвинулись вдоль бочки и спокойно ушли с ее края. Все это тянулось секунд 20-30, так что даже занервничать не успели. Все остальные это место прошли, вообще ничего не заметив. 28 порог, описанный в лоциях как сложный, Д! има решил смотреть. Зачалились на правый берег и по длинной галечной косе пошли смотреть. Как всегда с берега все это смотрится гораздо хуже, чем с воды. Думаешь, как все это идти и пытаешься  запомнить все камни. Я уже знаю, что с воды вид будет совсем другой и запоминаю только ключевые моменты. В общем ничего страшного в пороге нет. Почти 100 метров разгонной струи, замусоренной камнями, но с почти прямым проходом под правым берегом, а в конце слив с вариантами прохождения. На закуску прижим с боем в скалу. Все это средней мощности и сложности, но прохождение осложняется до предела проливным дождем. Когда шел Дима, я его еле видел за струями дождя. Когда мы с Иваном, вдохновленные его примером и предыдущим зависоном в бочке, стали разгоняться, дождь ослаб, но даже при киле более мокрыми мы бы не стали. Хорошо еще, что с неба лилась более теплая вода, чем в реке. Прошли нормально. Разгон набрали такой, что пр! ишлось сильно работать после слива, чтобы не навалиться на! скалу.< BR> После стали ожидать "Зигзаг" - первый именной порог на реке. Легкая настороженность есть. Идем, глядя на Диму и Алика.  К какой-то шивере вдруг Дима и Алик более чем странно и очень быстро стали выбрасываться на камни правого берега. У нас был запас хода, но струя несет так, что мы смогли почти навалиться на Алика. С этого места уже видно, что по правому берегу впереди очень плохо - сплошные зубья с вертикальными сливами. Все остальные зачалились поспокойнее. Дима конечно не прав, так влетев в "Зигзаг", но он очень прав, что успел зачалиться, а не понесся в правую каменную кашу. Большое спасибо ему за это. Осмотрелись. Порог похож на 28, но проход вдоль левого берега с несильным навалом. Мне не понравились карманы в скальной стенке левого берега, но вроде все должно быть проносное. Дальнейшие действия экипажей были разнообразны, но начинались одинаково - надо тащить суда или вверх на прохождение, или вниз ! на обнос. Вниз тащить было ближе, и Снегирь скоро оказался за порогом. Попутно посмотрели на "Зигзаг-2" - слив с треком вдоль скалы. Назвать это прижимом у меня язык не поворачивался. Вернулись и потащили кат Алика. Более чем тяжело. Здоровенная рама и три рюкзака притягивали к земле так, что 4 мужика еле тащили этот линкор. Димин обнесли вверх довольно легко, и они с Аделью пошли в порог. Красивое прохождение - телемарком Дима ушел из кармана и в выходной слив зашел чисто.Вдохновленные его примером, потащили остальные катамараны вверх. Попутно 100 раз прокляли  ошибку Димы с местом чалки. Тащить и тяжело и противно. Хорошо еще, что распогодилось, появилось солнце, и водяное охлаждение на обносе заменилось воздушным. Все сильные и смелые прошли первый "Зигзаг" и решили отснять "Зигзаг-2". Главное - отметить место для чалки перед "Рубиконом" мы смогли. Во всех  отчетах фотография входа в "Руб! икон" есть и от "Зигзага" ее хорошо видно. Пошли ! и мы на "Зигзаг". Ничего особенного. Хорошо, что фото будут. Через пару минут уже зачалились перед "Рубиконом".  Еще дома я решил его обносить, а после ивановских выбросов начал искать тропу обноса, даже не глядя на порог. Тропа приемлемая, вспомнилась тропа обноса Хаман-Дуля. Никакого сравнения - почти асфальт с брусникой. Из любопытства посмотрел на "Рубикон". На первой ступени тяжелый заход с возможным началом на скалу, потом непонятная каша и очень тяжелый выход. Перед второй ступенью метров 50 быстротока и после слива уже серьезный бой в скалу. Самое плохое, что скала с клювом и навал на нее очень чреват. Договорились с Аликом о совместном обносе посудин (лучше 2 раза вчетвером, чем один раз вдвоем, хотя его Титаник в 2 раза тяжелее нашего) и через полчаса, вытоптав поле  брусники, наши каты стояли на траве за первой ступенью. Характерный ориентир порога - клавиатура, прибитая огромными гвоздями! к бревну. Круче я видел только ванну на перевале на Кавказе.Нам надо менять одну продолину, которая держится на честном слове и куче веревочек, и перевязывать заднюю поперечину - на камнях сорвало 2 из 4 вязок. Это работа на завтра. По моим оценкам, она займет час, и чтобы не было у группы проблем, я сразу побежал искать четырехметровую березу. Завалил что-то горбатое и занялся лагерем. Подтянулись все, и лагерь стал готовиться к ужину. Дима успокоил меня, что он тоже обносит порог. Теперь мне кажется, что идти его можно было, но только с кем-нибудь из моих старых экипажей. Навалы на камни были гораздо проще, чем на Чулышмане, а слалом был вполне выполним  для Снегиря. Вечером, за ужином, Дима и Адель наехали на группу по поводу непрерывных разговоров о жратве. Мы с Иваном идем на своей раскладке и сильного голода я не чувствую, а Леша явно не наедается и его мысли все время крутятся вокруг еды ! - одним словом "Жрец" (Жрач, Жрун) группы.  И Диму, и! Лешу я понять могу, и лучше всего было промолчать, что я и сделал. Второй день сплава закончен спокойно. 100 грамм под грибочки и сон.

7 августа

Иван.

Проснулись. Поели. Алик начал шить катамаран и народ понял, что можно пойти пофотографировать, насобирать брусники, грибов, поспать, перекусить... Шкура была сильно порвана и требовала много работы. Собрали весь лагерь и... часов в 18 решили, что никуда сегодня не идем, а только перегоним катамараны за вторую ступень. Леша решил идти вторую ступень. Преферансисты продолжили процесс. Часов в 19_00-20_00 появились киевляне со своими четверками. Была замечательная сцена обноса, когда преферансисты оказались под 4-кой, раздался возглас "раз!". Пообщались с киевлянами. Они на Нарин-Голе решили идти, а оказалось, что у одной четверки переломаны поперечины. Долго чинились. Они протраверсировали между ступенями и начали сразу обнос. Ходили они 2 раза за 2-мя четверками. Вышли они в 20_30...Настала наша очередь и траверснув, начали проводку, оказавшуюся очень простой. В конце перебросили через камушек и оказались за порог! ом, поставив страховку для идущих. Леша с Максимом шли под левым берегом, и пошел в улово между камнем и левым берегом, т.е. перед прижимом уйдя налево. Так же прошли и Вадим с Виктором. Перегнали и вернулись в лагерь. Поели и спать. Подъем назначен на 7_00.

Игорь. С утра по солнечной погоде вскакиваю, как ужаленный, и начинаю после быстрого завтрака ремонтировать "Снегиря". Не хочется задерживать группу. Где-то за полтора часа заменили поломанную продолину и полностью перевязали заднюю поперечину. Должно быть лучше, но я и сам вижу, что с такой рамой поломки неизбежны - дрова торчат во все стороны. Следующий поход попробую вязать 3, а то может и 2 продолины - пусть гнется. После работы в бодром темпе посмотрел на лагерь и понял, что можно было не торопиться. Титаник Алика развалился до состояния не ремонтопригодности (по моему мнению). Старая оболочка расползается прямо по ткани. У меня такое было на Зеленчуке-Лабе, но только с гнилыми серебряночными поддувами.  Но идти надо - это не Кавказ, по берегу не пройдешь (еды не хватит). И экипаж Титаника с помощью Марининых рук и Диминых советов возвращает судну плавучесть. Помочь им нечем, и я решил ! отснять "Рубикон" по полной программе.Вторая ступень хорошо смотрится  с нашего берега, а если зайти дальше, то начинает казаться, что есть проход под самым левым берегом подальше от гробового навала. Но это все чисто теоретически. Пошли с Иваном посмотреть на первую ступень. Все очень красиво и я начинаю отгонять от себя мысли о прохождении. Длинный красивый слалом с большим уклоном. Иван больше любуется брусникой, по которой  приходится топтаться. Нащелкал много кадров и вернулся в лагерь.Судоремонтные работы продолжаются, и конца им не видно. Все, кроме ремонтников, предаются пороку возлежания. Очень радует погода. После возлежания, народ предался пороку азартных игр, благо есть все равно было рано. Где-то в это время появились киевляне, и я посочувствовал ребятам. 5 мужиков для обноса двух четверок - это не много. По нашему берегу вторая ступень не обносится, и ребята потащили ка! тамараны прямо под конец первой ступени  и после эмоц! ионально го траверса потащили свои  посудины за вторую ступень по камням левого берега. Мужикам эту операцию пришлось проделать дважды. Девицы со своими рюкзаками обошли вторую ступень по правому берегу и уже после 20 часов ребята пошли до первой стоянки. А в нашем лагере все продолжалась сборка Титаника. Я посмотрел на часы (уже было пять часов вечера) и предложил Диме сегодня не идти. Народ был не против, но пришлось убеждать Лешу, что он успеет на свадьбу к сестре. Почему-то Дима перевел стрелки на меня, хотя явно мое предложение попало в струю  общего мнения, а адмирал в этом походе он. Ладно, уболтали Лешу. В качестве компенсации решили сегодня обнести вторую ступень и завтра стартовать пораньше. Дима решительно произнес - в 6 встают дежурные, остальные в 7, выход в 9 утра. Посмотрим. Оттащили катамараны повыше и начали траверсировать. Иван опять задергался. Я занервничал, но на левом берегу мы все р! авно оказались. Я боялся не влететь в подсос выходной бочки первой ступени - так Иван  шарахался от входа во вторую часть порога.  Обносить по берегу мы не стали, а отработали проводку - никаких проблем, пришлось выкупаться, но я только в гидрокостюме, без комбинезона, в нем купаться очень приятно. Перетащили "Снегиря" метров 10 через камни и обнос закончился. Тут подошли Леша с Максимом и сказали, что они идут вторую ступень по крайне левому сливу. Дима дал им добро и свою и Аделину каски. Алик стал с катамараном на страховку, а я и Иван с морковками. Дима с Аделью взяли фотоаппараты и все замерли. Я стоял внизу и не видел захода. Зашли они точно, а после слива так резко рванули от струи, что возникло ощущение, что вода несет гораздо слабее, чем кажется с берега. Прошли чисто, и у последнего экипажа возникла та же идея - хороший пример заразителен. Через 10 минут в сливе мелькнул и Вадим с Виктором.! Они на заходе навалились зачем-то на правую скалу, но&nbs! p; их мгновенно смыло, а дальше было то же самое - ребята легко ушли со струи и зачалились к нам на левый берег. Меня начинает грызть жаба, такое можно идти и нам с Иваном, но не тащить же катамаран вверх, да и поздно уже. Утешает, что на Белой, Лабе и Чулышмане такие препятствия  идут сходу.  Через пару сливчиков перегнали суда на правый берег. Дима зачалился гораздо ближе к лагерю, но выбираться к тропе было довольно тоскливо. Но мы же сильные и смелые. Зачем идти до нормального места, где тропа выходит к воде? Ладно. Пришлось подождать, пока поставят сеть на хариуса, и идти на четвереньках в лагерь. Ужин без разговоров о еде и с обсуждением прохождения "Рубикона". Ребята молодцы, а я теряю форму. Завтра ранний подъем, поэтому сегодня ранний отбой.

8 августа

Иван

Подъем был очень бодрым. Встал. Никого в 7 нет, но в 7-10 появились Алик с Сашей, и начался подъем. Поели. Собрались. Вытащили сеть. Засолили рыбу. Вышли в 11. Холодно. Накрапывает дождь. Пара порогов и прогонка до устья Серебрянки. Там стоят и киевляне. Пошли смотреть водопад. Красивейшее зрелище. Если бы не так холодно, возможно, я бы глубже им проникся... Идем дальше. До Сайбата. Состояние плохое. Ноги отваливаются. Поклялись сделать сидения на катамаране. Откровенный дубарь. На Сайбате остановились. Начали делать перекус. Топором погрелись. Обнаружили замечательную раму, брошенную кем-то... Сделали опять сильно густой подгоревший суп и съели его. Немного состояние улучшилось, но все равно холодно... Выходим и идем дальше. Сразу за поворотом - "сайбатский". Прошли. Долго смотрели какую-то шиверу, заваленную бревнами. Прошли. Дима и Алик влетели б/р в правую протоку Бобслея. Мы зачалились, посмотрели и пошли в ! правую. Пройдя ее двумя телемарками, идем смотреть "Ниагарку". Посмотрел - народ идет, но тормозятся в бочке. Уже думаю, как сильно надо там разгоняться. Приходит капитан и заявляет, что можно обнести. Организм быстро уловил, что все может быть намного проще и законил, а убедить его я не смог. Обнесли. Жалко... Встали перед Драконом в 20_00. Порог решили идти утром. Стоянка за порогом хорошая. Пойдя вечером с Лешей за дровами, обнаружили бешеные заросли смородины, в результате чего сбор дров был исключительно медленным... Поел. Спать. Народ сидел долго, а некоторые - до утра, включительно...

Игорь. Утром проснулся рано и решил поваляться, все равно мы собираемся быстро. С отвращением услышал нелюбимый вопль "Рота, подъем!". Громко и противно орал Леша, стремящийся на свадьбу. Сегодня погода хуже, но планируется большой переход, и на завтрак я увеличил нам пайки.  Свернулись и потащили рюкзак к Снегирю. Как обычно долго сидели и ждали остальных, а потом пока рыбаки снимут сеть. Стали на воду уже после 11. Можно было вставать в 9 утра. Ладно, это не самое противное в нашей жизни. После "Рубикона" еще поплескало, но конечно гораздо проще, чем позавчера, но вода она и простая все равно холодная. Намокли, а неопрен на холодном ветру практически не греет. Встречный ледяной баргузин очень мне напомнил ветер перед водопадом на Снежной, так же стало омерзительно. Еще хуже, что пороги кончились, и началась прогонка до Сайбатского каскада - 3 часа ровной воды. Проклинаю холодный ветер ! с мелким дождем, мокрый неопрен,  ровную воду и отсутствие сидушек. Затекают ноги, а ступней почти не чувствую, удобно, как собаке на заборе.  Стоянка с разминкой на Серебрянке. До нее больше часа сплава. Встретили там киевлян, они вчера шли почти до темноты, еще то удовольствие, хорошо, что пороги кончились. Потопали к водопадам. На тропе встретили двух рыбаков, по их словам вода в Хара-Мурине большая и рыба ушла в притоки. Это было "приятно" слышать перед Сайбатским каскадом. До водопада минут 10 средней тропы. Если бы не холод и мелкий дождик, зрелище было бы великолепное, но сейчас как-то не до красот природы. Но коль судьба занесла нас сюда, надо хоть фотографии сделатьЧтобы получились и вода и скалы, опять начал экспериментировать с параметрами съемки, но все равно на солнце это получилось бы красивее. Вернулись к реке, на воду не хочется, поснимал еще.

Кажется, впервые снял "Снегиря" на воде. Однако надо шлепать дальше. Быстро выяснилось, что "Снегирь" не предназначен для сплава по ровной воде, особенно при встречной холодном ветре в мокром неопрене. Больше досталось Ивану, я еще как-то крутился, а он перестал чувствовать ноги через пол часа после отхода. Вроде горы подошли к реке, но течение остается спокойным. Весь левый берег выглядит тоскливо - огромная гарь. Река делает огромную петлю, и до первых шивер мы дошли уже синие. Хоть размялись. Сразу после первой шиверы зачалились на левый берег. Наверху отличная стоянка. От этого места идет тропа к Байкалу через Осиновый голец, и народ видно ходит. На стоянке лежит отличная рама четверки. Непонятно для кого, правда. У нас более актуальная проблема - отогреться и размяться перед сплавом по порогам. Иван уже бегает с дровами. Идея о горячем обеде носилась в воздухе и  была озвучена практически! всеми. Я решил сделать ответное "Алаверды" и стал готовить хлебово из наших продуктов на всех. До населенки уже недалеко, а везти домой сало, когда Леша голодает - смертный грех. Смешал 3 пачки горохового супа, две упаковки сублимата и сало. Все получилось бы отлично, но суп подгорел. Это не помешало опустошить котелок  за 10 минут. Пока варилось горячее, уфимцы поделили и свой холодный перекус. Полегчало, и жизнь стала налаживаться. Пора на воду. До первого именного порога "Сайбатского" один поворот. По лоции первая ступень - цепочка валов, идем без разведки, а перед второй чалимся, там вроде сложнее. Пошли за Димой и Аликом, как обычно. Сразу за поворотом еле успели разогнаться для прохождения первой ступени. Цепочка валов превратилась в цепочку бочек мощности выше привычной. В одной мы и зависли. Дело привычное, лишь бы на нас никто не свалился. Но вышли быстро и на хорошей скорости вылетели из ст! упени. Воды впереди не видно, большой сброс. Дима и Алик б! ыстро ча лятся на правый берег. Вроде и нам туда, но не тут то было. Струя несет вдоль берега, уловов нет, и чалка получилась аварийная. Оба мокрые, но относительно целые зачалили "Снегиря" метрах в 10 от основного слива. Остальные, увидев нас, зачалились спокойно выше. Порог сходу лучше не идти. По центру лежит обливная плита, с которой лучше не падать. Проход более нормальный под левым берегом, но и там можно навалиться на береговую скалу. Общий перепад в сливе больше метра, да и воды много. Характер реки изменился - лучше идти безаварийно - это не верхнее ущелье. Дима первый прошел слева, и за ним потянулись остальные. Нам еще пришлось тащить "Снегиря" вверх метров на 30, чтобы нормально успеть уйти в нужное место. Я перебдел центральную плиту, и мы получили удар о береговую скалу. Хорошо, что я заменил на березу свою продолину, а то пришлось бы ремонтироваться, а леса вблизи не видно. Дима прокоментировал наше прохождения справедливо, то есть как горбатое.  Опять чалимся и любуемся очередной кашей из камней и воды с высокого правого берега. Слалом на быстрой воде с возможностью искупаться при любой ошибке. Дима как всегда пошел первым, но по своему маршруту, а не по рекомендации лоции. Потом дал отмашку, что классический путь лучше. Пришлось нам давить на весла изо всех сил, чтобы удержаться на струе. Все прошли нормально. Становится интересно. Ошибаться не хочется, а к концу похода появилась уверенность в  катамаране и своих возможностях. Хочется пройти красиво. Пока удается. Опять чалимся на правом береге, и начинается пеший этап похода, переходящий в скалолазанье. Для меня ситуация идеальная - сложновато и невысоко. Идем и ползем, а шивера не кончается. Хочется какой-то определенности, но характер реки не меняется. Утешает только обилие брусники. Брусника с горохом и салом - старинная туристская! еда. В какой-то момент Диме это надоело, и он повернул об! ратно, с о словами "Идем  все без разведки, Времени на такие просмотры не хватит". Вернулись и опять походной колонной стали на воду.  Сплав стал интересный, по моей классификации сплошной "Блошиный" каскад. Крутимся хорошо. Димы и Алика не видно впереди - река сильно петляет, а я не хочу наваливаться на них. Получается у нас все, очень приятно, но адреналина в крови явно избыток. Даже про холод забыли.  У меня от постоянных команд "Лево, право, на ход" и эмоций пересохло во рту, но даже глотнуть воды нет времени - постоянно надо смотреть на воду. Вдруг река сжалась, и впереди внизу мелькнул Дима. Его явно плющило и колбасило в огромной бочке. Иван запаниковал, да и я не хотел туда, и мы опять аварийно выбросились на левый берег. Сразу пришлось помогать чалиться Виктору и Вадиму. Леша и Максим проскочили сходу, но не справа от огромного камня, где уже пролетел Дима и Алик, а слева, где было гораздо спокой! нее. Я посмотрел на это безобразие. Явно именной порог. Справа лучше не соваться, а слева все нормально, не считая нескольких навалов на берег и кармана перед выходным сливом. Пошли с Иваном и влетели в первый же карман, я не стал корячиться, а вышел оттуда телемарком, а потом уже в последнем кормане повторили полуоборот и в слив пошли чисто. Потом Дима меня спросил, планировал ли я такое красивое прохождение? Я не планировал, но получилось хорошо. Это был "Бобслей", а "Жигули" мы пролетели без разведки. В этом году я уже Жигули видел (на Грушинском). Диме в правом проходе видно досталось, но вышел он на киле. Опять чалимся на правый берег - впереди "Ниагарка". Попрыгали по курумнику. Тяжела, противна и тосклива такая разведка, а какой же порог? Порог соответствовал.  Метровый слив с какой-то  непонятной бочкой. Не люблю я такие пороги - худший вариант "Унитаза" - может не смыть, а сидения в пен! е я боюсь больше любых водопадов. Народ тоже морщится. Пош! ли по од ному. Дима что-то намудрил, чтобы обойти плохое место, но у него не получилось, и их выплюнуло как-то странно, но выплюнуло. Алик пошел на пролом и проломил центральную бочку. Я такое себе позволить не могу. Мысль об обносе возникла и уже не покидала. Сам обнос короткий.  Посмотрим. Пошел к Ивану и предложил обносить. Он воспрянул, но тогда я начал конить, пройти то хочется. Помотали друг другу нервы и пошли обносить. До сих пор жалею. Не хватало чьего-нибудь хорошего прохождения, или хотя бы солнца. У Ивана зуб на зуб не попадал от холода. Долго стоял неподвижно на холодном ветру. Максим и Леша в это время стояли на фотографировании. Обнос вылился в мучение и купание. Груженый мокрый "Снегирь" греет хорошо, но водяного и воздушного охлаждения хватало. Уже когда мы почти закончили обнос, великолепно прошли Леша с Максимом. Они проскочили по боковому сливу, на который я смотрел, но не знал, угребемся ли! мы в него. Они угреблись и проскочили все страсти в 5 метрах правее.  Молодцы, не то, что мы с Иваном. Синдром Китоя. Ребята еще не разу не килялись, это чувствуется. Наконец все катамараны оказались за "Ниагаркой". Но легче от этого не стало. Впереди "Дракон". По нашей лоции он сложнее остальных порогов Сайбатского каскада. Настроение после не планового обноса отвратительное. Идти не хочется. Начинаем бегать вдоль "Дракона". Я сразу отвязываю рюкзак. Все равно уже 20 часов, а после него сразу стоянка. Смотреть на воду сегодня уже не хочется. А воды много. Хорошо, что это "Блошиный" порог. Сплошное право-лево, но, в отличие от предыдущих порогов, ошибка здесь может кончиться очень плохо. Дима собирается идти, но фотографы говорят, что света мало и переносим прохождение на завтра. Хоть одна хорошая новость за день. Стянул герму и переоделся. Срезу хлебнул из фляжки. Полегчало. Иван ходит за дрова! ми, я ставлю лагерь. Набрал всего для ужина, лег около кос! тра полу мертвый. День тяжелый. Очень жалею, что обнесли "Ниагарку", а так все нормально. После ужина с грибами и 100 граммами полегчало. Это не самое страшное в моей жизни, впереди еще порогов...  Главное, до населенки максимум 2 дня и основные пороги пройдены. Хорошо посидели у костра. До палатки еле дополз. Сочетание 100 грамм, ужина и усталости свалит кого угодно. Сон. 

 

9 августа

Иван

Утром поднялись, поели. Обнаружили редкое явление - небо изменило цвет с бело-серого на голубой... Странно. Пошли "Дракона". Ну и прошли. Достаточно спокойно. Пошли дальше и зачалились перед 76-м. Порог, действительно, требует просмотра. Причем смотреть желательно поверху, поскольку там жуткие плантации брусники. Вкусной. А порог сначала впечатлил - мощный. Вода идет в ворота и по треку падает с наклонной плиты частично просто по струе, а частично в каменюку. Ну зашли... А дальше - наверное, это ощущение смытого в унитаз. Только корму чуть-чуть подправил на повороте и все. Дальше спокойно дошли до "Кашалота". Характеристика: "перекат с манией величия". Идется где и как угодно. Все пошли разными путями. Сайбатское ущелье закончилось. Прогребли немного дальше, и после некоторого общения Леша с Мариной пошли грести на поезд, а Максим - пассажиром с Вадимом и Виктором. Прогребли по шиверам и искали стоянку. Нашли иде! альное место и оборудовали его. На плавном правом повороте сразу после шиверы прогонка, слева - большое улово, справа - песчаный пляж, дальше русло реки захламлено камнями. Стоянка рядом с пляжем. От этой стоянки минут 20-30 до Лангутайского. Там стоянки грязные и без дров, а здесь - все просто идеально. Народ поставил сеть под комментарии Виктора об отношениях его с сетью. Ужин в этот день был из 3-х (!!!) блюд. Съели все. Завтра населенка. Хорошо посидели.

Игорь.

 Утром солнца нет и усталость гораздо меньше. Завтракаем и, собрав рюкзак, начинаем бегать вдоль "Дракона". Самое непонятное на заходе, потом однозначный основной слив, дальше строго вдоль левого берега и перед выходом опять резко в центр и снова влево. Фотографы стали и где-то в это время Дима выдал отличную фразу -"Группа туристов 9 августа на Хамар-Дабане наблюдала редкое природное явление - кусок голубого неба". Хорошо сказано, хотя пасмурно быть чуть больше одного дня. На заходе решили держаться самого правого прохода, а потом будет тяжело перед центральным сливом. Первым пошел Дима. У него были проблемы перед центральным сливом, но все окончилось нормально, прыжок с камня - это не авария. Тем более он прыгал через камень и на выходе, а теперь идти остальным гораздо легче. Леша с Максимом опять стали на съемку, тем более что распогодилось, и снимки ожидаются хорошие. Иван опять задергался, и м! ы пошли четвертыми. Первую половину прошли отлично, как я планировал, а после основного слива пришлось орать "Лево" так, что было слышно на берегу, прошли как-то полулагом, но к выходу выровнялись и ушли от всех камней. Зачалились к остальным. Очень полегчало. Иван работал отлично, может изменится его отношение к воде. Вяжемся и стартуем дальше. Очень скоро Дима опять зачалился на левом берегу. Началось скалолазанье. Просмотреть  76 более интересно, чем проходить. Просмотр со скалы высотой метров 20. Всем было наплевать на порог - мощный брусничный прижим положил все экипажи. Таких зарослей ягод я больше нигде не видел. Наконец, витаминный голод был удовлетворен. Посмотрели на порог. Впечатляет. Двойной навал на три скалы подряд. По-моему, со всех скал есть отбойники, но выглядит все это  круто. Время есть, и решили проходить по очереди двумя экипажами. Диму, и Алика, который шел за ним, про! несло как в унитазе. Мы пошли с экипажем Виктора через 30 ! метров з а ними. Заход нормальный, я успел сориентироваться по бревну, торчащему в первом сливе. Плюх, плюх, бздынь - и порог пройден. Что-то веслами мы делали, но вряд ли это сильно повлияло на прохождение. Зачалились к остальным и стали ждать Лешу с Максимом. В это время зоркий Алик добыл на другом берегу дюралевое цевье. Мелочь, а приятно. Пошли дальше. Остались только "Кашалот" и "Лангутайский". До  первого минут 20 бодрого сплава. Народ зачалился и пошел вперед, гул воды слышен издалека, и падение впереди сильное. Я задержался, и когда подошел к порогу, не понял в чем проблема, вся группа развалилась на солнышке и смотрела на порог.  Зрелище было приятное. Формулировка "перекат, с манией величия" родилась у меня, как наиболее соответствующая препятствию. Народ любовался абсолютно безопасным порогом, принимая солнечные ванны. Хотя общий перепад гораздо больше метра. Времени полно, а д! о Байкала уже чуть-чуть, да и погода расслабляет. У меня на фотоаппарате полно места и решил снять несколько роликов. Сняли прохождение Димы и Алика. Пора и нам. Иван предложил проползти самым безопасным вариантом, на самом безопасном пороге. Заход на это место требовал хорошего ориентирования на заходе, и пока шли на старт, мне пришлось постоянно корректировать вид на порог. Прошли чисто. Алик уже кидал спиннинг, рыба кидала его в ответ. Настроение окончания похода, Сплавляемся  не понятно в каком режиме.  На отличном месте Дима предложил ставить лагерь. Время еще рано, но нам торопиться некуда. Зато есть куда торопиться Леше и Марине. Начинается длительные переговоры, в которые я не лезу. Ребята нам сильно морально помогли в походе, я даже не устал, и выходить с маршрута будем вместе. Почти через час решение было принято. Леша, вдвоем с Мариной идут до "Лангутайского", мы идем за ними подстраховыва! я, а через 1-2 часа ищем место. Максим идет мешком с Викто! ром и Ва димом. Решение соломоново, но все равно ребятам неуютно.  Пошли. На первых метрах сплава у Леши с Мариной, которая никогда весло не держала, было два препятствия - левый и правый берег, который они доблестно бодали несколько раз. Мы идем сзади и сочувствуем им.  Речка, конечно, стала проще, но какие-то  препятствия сохраняются.  Ладно, пронесет их.  Часов в шесть Дима начал искать место для последней установки сети - его любовь к рыбе достала Виктора, который все время ставит сеть. Наконец место найдено. Роскошный пляж и красивый лес.Народу стало меньше. Не зря психология говорит, что группа должна быть от 3 до 9 человек. Вдобавок  погода, окончание порогов и похода очень способствуют всему хорошему. В качестве завершающего штриха добавился праздник желудка и печени. Завтра будем на Байкале, а там уже другие проблемы. На третьей перемене блюд вспомнили Лешу, который голодает в поезд! е.

 10 августа

Иван.

Сегодня выход с маршрута. Не спеша встаем. Готовим. Едим. Выходим. Солнце. Хорошо. Дошли до Лангутая. Посмотрели порог - идется почти как хочется. Алик - в правую протоку. Дима - по центру. Мы - вдоль левого берега. Вадим - по центру. Препятствия закончились. Догребли до приемлемого места и набрали дров на Байкал на баню. Догребли до Байкала. И до места стоянки...По выходу на сушу открылись кофейная и рюмочная, вследствие чего очень быстро приобщились к изменению действительности, выразившейся в близлежащем магазине. Разложили вещи на сушку. Снарядилась экспедиция в Мурино. Остальные топят баню и ставят лагерь. Адель навела порядок на стоянке так, что на нее приятно было становиться. До этого куча битых бутылок и просто мусора, как-то снижало радость по поводу Байкала и вообще - стоянки.

 

Игорь.

Утром хорошая погода и состояние сохраняется. Немного хочется на Байкал для разнообразия. Дикой усталости, как в прошлых походах, нет. Даже ничего сильно не болит. Утром доели овсянку и опять сели в упоры. Радостно выяснили, что до "Лангутайского" не дошли метров 500 - 2 поворота. Там уже есть люди.  Зачалились метров за 50 и пошли ноги бить. Весь порог - один слив, по центру обливная плита, справа навал на огромный камень, за ним тоже можно проскочить, слева вообще все чисто и прямо. Поставили фотографов и пошли. Дима занялся русским экстримом - запрыгал по самым бурным местам. Красиво, но не очень зрелищно - простенький порог. Гораздо больше экстрима продемонстрировал Алик. В целях сохранения баллонов он решил уйти в правую протоку и по ровной воде обойти всю кашу. Но что-то они не добдели, и в самом веселом месте их понесло на скалу, от навала они ушили уже на грани фола.Иван, глядя на эти страсти, предло! жил пройти по левой стороне, что мы и сделали, проскочив не замочив касок. Я хотел хоть немного покачаться на валах. Но Иван затащил меня настолько налево, что еще чуть-чуть и это был бы обнос.

Все. Все пороги Хара-Мурина позади. Два обноса - это конечно много для такой реки, но терпимо. Теперь остался только путь домой. От "Лангутайского" до моста один поворот реки. Еле гребем. Дима ведет группу на Байкал, там отлежимся и завтра в Слюдянку.Вид назад красивый. Пытаюсь снять, но Иван требует нормальной гребли. Ищем консенсунс и я трачу остатки памяти в фотоаппарате. Народ хочет баню, а как с дровами на Байкале, непонятно. Остановились и в течении часа переводили Димин катамаран в режим лесовоза. Народ расслабился и работать не хочет, Дима начинает подгонять, но тоже лениво. Дальше сплав перешел уже в плотовой режим. Все равно, через час впереди показался Байкал. Один из самых красивых видов за поход - это выход в Байкал. Ветра нет, вода зеркало, вокруг горы. Только все портил вид на Байкальский целлюлозный комбинат.

 Повернули носы от него в сторону Мурино. Берег красивейший.Грести на такой воде лень и мы с Иваном поменяли позы на лежачие. Впервые так валяемся на "Снегире".Почти пол часа тыкали весла в воду Байкала. Вода кстати чистейшая, видно дно, до которого метра 4. Все, Дима на берегу. Все там же, и через 5 минут открылись рюмочная и кофейня.А еще через 10 минут мы в очередной раз доказали, что группе водников при сушке вещей места много не бывает. Я, после 20 грамм, полез купаться в Байкал, при этом чуть не поломал ноги на камнях, но заплыв все равно сделал, чуть не потеряв при этом плавки. Занялись сушкой "Снегиря" и вещей, а также баней. Дима показал очередной способ. Гонцы пошли в Мурино. Все при деле, но очень не спеша. Адель чистила место лагеря, а мужики занимались шмотками и баней.  Муринские гонцы притащили 2 килограмма  свежего омуля и море пива. Пиво не мой напит! ок, и я вызвался чистить омуля. К этому времени подул ветерок, и Байкал зашумел.   Стало противно мыть рыбу после и перед чисткой. Привлек помощников и дело пошло веселее.

Уже под вечер сели ужинать. Все хорошо, но жарить рыбу в таком количестве очень долго. Только терпеливый Максим смог сидеть возле костра больше часа. Разговор о бане как-то не прижился. Сделал несколько кадров заката на Байкале. Как потом оказалось, это были самые красивые фотографии за поход. Подул сильный ветер вдоль Байкала и резко похолодало. В таких условиях не до бани.  Один Алик мужественно все организовал и стал уговаривать остальных присоедениться. Присоеденились только я и в конце Дима. В парилке было тепло, не более, но все равно помыться удалось. Ночное купание в Байкале - русский экстрим в украинском исполнении.  11 августа.

Игорь.

 Под утро ветер завалил палатку. Пришлось вылазить, а потом досыпать.  На завтрак схарчали последнюю пшенку. Из еды остался  только чай. Нам выбираться по электричку в 17 часов, а делать нечего. Мы вчера подсушили шмотки и сегодня делать практически нечего. Иван пошел с народом в Мурино, я не спеша пакую рюкзаки, а остальные вообще дрыхнут на берегу Байкала, вызывая у меня зависть. Из Мурино притащили копченого омуля и пива. Я воздерживаюсь, а народ расслабляется. Наконец, часа в 3 стали выдвигаться. До Мурино минут 40 по асфальтовой дороге. Все Мурино - одна улочка, но дома и дворы ухоженные и чистые. Приятное впечатление. Догнали нас и киевляне. Все столпились на платформе. Полно ягодников и каких-то непонятно людей. Электричка опоздала, а дождь начался вовремя. Дело привычное. Все равно через 2 часа были в Слюдянке. Устроили с Димой рывок к кассе. Он меня обошел и после закупки им 7 билетов! касса закрылась. Пришлось мне стоять и нервничать еще 15 минут. Наконец у меня на руках 2 билета до Харькова. Полегчало. Остались технические проблемы - еда в дорогу, сняться с учета в КСС. Дал Ивану 1000 рублей и команду экономить. Уфимцы пошли в баню, помыться перед дорогой, а я вчера нормально выкупался в Байкале. Без проблем снялся с учета, а Иван почти все купил. Меню старое - "Доширак", бурятская тушенка, сгущенка, хлеб, печенье. Уже под вечер с ребятами взял 2 бутылки местной водки, как потом оказалось довольно противной. Наконец, с опозданием пришел наш поезд. Погрузка была тяжелой, стоянку сократили, а народ из вагона ломанулся за омулем, а мы с рюкзаками и веслами за местами. В тамбуре была давка, но мы победили. Нормальных мест нет, только в последнем купе 2 верхние полки, а внизу спят две китаянки, которым надо выходить в Иркутске. Забиваем это купе и пару раз уронив рюкзак, дали понять к! итаянкам, что они здесь лишние. Через 20 минут они перебра! лись к в ыходу, а мы соответственно, заняли их места. Ехать можно.  

12 августа.

Игорь.

 Поездная жизнь. Все спокойно. Понемногу общаемся. Народ накачивается пивом. Мы с Иваном меняемся Стругацкими, хотя, как мне кажется, к Харькову будем знать их на память.  Главное, выдержать перерывы в еде. Я привязываю их к большим станциям, что очень огорчает Ивана. Он ел бы и на маленьких.

13 августа.

Игорь. Утром меня разбудил Алик с предложением выпить водки. Я конечно, не против, но на Украине сейчас 8 утра, а в это время я пью редко. Он нашел довод, что на Байкале уже 2 часа дня и можно начать. Пошли в вагон-ресторан и я навел контакт в харьковской официанткой. Часа за 4 усидели 4 бутылки "Мягкова" впятером. Довольно мило посидели. Больше всего мне понравилась, что украинская водка в вагоне -ресторане дешевле и гораздо лучше, чем а российских магазинах.

14 августа.В 12 дня прощаемся с уфимцами. Они уже дома. В купе простор. Остальную часть пути проехали вдвоем в купе. Роскошь. Еда, заучивание Стругацких наизусть.

15 августа. Сегодня решающий день пересечения границы без регистрации. Целый день на душе тоскливо, но все прошло до отвращения просто. В Валуйках с нами общались только транспортная милиция, таможня поглядела на наш вид и когда я указал на маршрутную книжку, которая лежала на столе пошли дальше. Магическое слово "Туристы". С нами даже пограничники не захотели связываться. И мы уже на территории Украины. Я вычислил, что если выйти в Купянске, то можно успеть пересесть на наш поезд. Стоянка там большая и я побежал к кассам, а Иван вытащил рюкзаки в тамбур. К моему удивлению билеты были и мы выгрузились. Через 3 часа ожидания уже залезли в наш поезд.

16 августа.

10 утра. Луганск.

Кончен поход без единого трупа.

Итоги.1. Поход сильно отличался от предыдущих. Шли с большими группами, а это совсем другое, но лучше и не хуже, просто другое.2. Речка не сложная, точнее менее аварийная. Эмоций гораздо меньше, чем на Китое или Снежной. Практически не устал. Можно было идти на Утулик. Только это надо было планировать сразу.3. Снегирь ведет себя гораздо лучше, не травит и не зарывается носом. Осталось только сделать сидушки и что-то придумать с рамой.4. Уровень сложности воды поднимать рано.

Последнее обновление ( 11.06.2007 г. )